Уильям Оливер Стоун —  американский режиссер, сценарист и продюсер. Обладатель трех премий «Оскар». Увлечен документалистикой. 

Среди последних работ — «Сноуден» (2016), «Особо опасны» (2012), «Уолл-стрит: Деньги не спят» (2010), «Башни-близнецы» (2006), «Персона нон грата» (2003), «В поисках Фиделя» (2003), «Никсон» (1995), «Уолл-стрит» (1987), «Взвод» (1986)

Продюсер фильмов «Народ против Лари Флинта» (1996), «Джон Ф.Кеннеди: Выстрелы в Далласе» (1991), «Рожденный четвертого июля» (1989).

Владимир Путин — Оливеру Стоуну: «Вас не били еще? За этот фильм вам достанется»

Когда Ельцин предложил стать премьером, я отказался

— ...Когда я приехал из Ленинграда в Мос­кву, у меня здесь не было какой-то особой поддержки, каких-то особо мощных связей. Я не знаю, почему Ельцин остановил свой выбор на мне. Но когда Ельцин предложил мне это в первый раз, я отказался. Он в свой кабинет меня пригласил, сказал, что хотел бы назначить меня премьер-министром и хотел бы, чтобы я потом баллотировался в президенты. Я сказал, что это очень большая ответственность, это может поменять всю жизнь мою, и я не уверен, что я к этому готов. Одно дело — быть чиновником, даже высокого ранга, а другое — жить жизнью практически рядового человека, ходить в гости, в кино, в театр свободно, общаться с друзьями и не нести такую персональную ответственность за то, что происходит в стране, за судьбы миллионов людей. Взять на себя ответственность за Россию в той ситуации — это очень непростое дело. И, откровенно говоря, я не знал, какие окончательно планы в отношении меня у президента Ельцина. Я не знал, как долго я могу это делать, потому что в любую секунду могут прийти и сказать: свободен. И я думал тогда только об одном — куда спрятать детей. Представьте себе, что меня бы освободили от занимаемой должности — охраны нет, ничего нет, и что делать? Как жить и как обеспечить безопасность семьи? Я просто для себя тогда решил: вот если судьба так распорядилась, то тогда уже нужно до конца идти…

 

Развал СССР — одна из крупнейших катастроф ХХ века

— Я часто слышал критику в свой адрес по поводу того, что сожалею о развале Советского Союза. После развала Советского Союза 25 млн русских людей в одну ночь оказались за границей, и это реально одна из крупнейших катастроф XX века. Потому что пока люди жили в рамках одной страны, у них были родственные связи, работа, квартира, они были все в равных правах. В одну секунду они оказались за границей, а в стране возникли сначала признаки, а потом и полномасштабная гражданская война.

 

Горбачев ошибся, не зафиксировав НАТО

— Договоренность о нерасширении НАТО на Восток нужно было зафиксировать на бумаге. Это была прямая ошибка, но уже со стороны Горбачева. В политике все нужно фиксировать, хотя и фиксированные вещи часто нарушаются, а он просто поговорил и решил, что все на этом закончено. Это не так. Я помню одну из наших последних встреч с президентом Клинтоном, и я в ходе дискуссии сказал: «Ну а может быть, посмотреть такой вариант, что Россия, может быть, вступит в НАТО». Клинтон ответил: «Ну а что же, я не против». Но вся делегация американского лидера очень занервничала после этих слов. Вы понимаете, почему занервничали наши партнеры? Потому что, если Россия присоединится к НАТО, у нее всегда будет свой голос. Мы не позволим нами манипулировать, но наши американские друзья даже мысли об этом не допускают.

 

США поддерживали терроризм

— У нас сложилось абсолютно устойчивое мнение тогда, что наши американские партнеры на словах говорят о поддержке России и готовности к сотрудничеству в борьбе с терроризмом, а на самом деле используют этих террористов для раскачки внутриполитической ситуации в России. Когда у нас начался терроризм на Северном Кавказе, к сожалению, американцы поддержали эти процессы. Холодная вой­на давно ушла в прошлое, у нас хорошие прозрачные отношения со всем миром, с Ев­ропой, Соединенными Штатами. Конечно, мы рассчитывали на поддержку, а вместо этого увидели, что американские спецслужбы поддерживают террористов. «Аль-Каида» (запрещенная в РФ террористическая организация. — RV) — это результат не нашей деятельности, это результат деятельности наших американских друзей. Это началось еще с советской войны в Афганистане, когда американские спецслужбы поддерживали различные направления исламского фундаментализма в борьбе с со­ветскими войсками. Американцы вырастили и «Аль-Каиду», и Бен Ладена, а потом все это вышло из-под контроля. Это всегда так бывает, и наши партнеры в США должны были об этом знать. Это их вина.

 

США попали в ловушку своей исключительности

— Осознание себя единственной мировой державой, вбивание миллионам людей в голову идеи об их исключительности порождают такое имперское мышление в обществе. А это, в свою очередь, требует и соответствующей внешней политики, которую общество как бы ожидает. И руководство страны вынуждено действовать в такой логике, а на практике получается, что это не соответствует интересам народа США, как я себе это представляю. Такой подход в конечном итоге приводит к сбою, проблемам и показывает то, что контролировать все просто невозможно. Я думаю, когда США почувствовали себя во главе цивилизованного мира, когда уже распал­ся Советский Союз, то возникла иллю­­зия, что теперь США могут все и им за это ничего не будет. А это всегда ловушка: и человек, и страна начинают допускать ошибки.

 

Русские и украинцы — один народ

— С Украиной нас связывают тысячи нитей. Я глубоко убежден, что украинский и русский народ — они просто близкие родственники. Это практически одно и то же. Достаточно сказать, что весь Советский Союз в течение десятилетий возглавляли выходцы с Украины. Я просто уверен, что рано или поздно придут решения, о которых сегодня мы даже не можем догадываться. Но придут и другие проблемы, которые мы должны будем решать.

 

Мы не хотим, чтобы в Сирии произошел ливийский сценарий

— Мы видим, что произошло в некоторых странах региона. Прежде всего в Ираке, в Ливии. Тяжелая ситуация и во многих других странах региона, но в Ливии и Ираке произошла трагедия. И произошло это из-за силового смещения дейст­вую­щих режимов, их уничтожения. Не просто отстранение от власти, а лик­вида­ция руководителей. И мы очень не хотим, чтобы то же самое произошло в Сирии, иначе весь регион может погрузиться в полный хаос... Прежде чем принять реше­ние о начале операции ВКС в Сирии, мы разговаривали с президентом Сирии Башаром Асадом. И выяснилось, что он сам понимает очень многие проблемы… Нам непросто добиваться какого-то консенсуса. Но прямой контакт и с одними, и с другими партнерами дает нам такой шанс. И в целом мы добиваемся успе­ха. Мы будем действовать очень аккуратно, чтобы каждый пос­ледующий шаг закреплял достигнутые результаты, а не разрушал их.

Никто не переживет ядерный конфликт

— Я думаю, что никто бы не пережил ядерного конфликта. На сегодняшний день ракетный щит не защитил бы территорию США. Для России есть две угрозы. Первая — это размещение американских противоракет в непосредственной близости от наших границ в восточноевропейских странах. Вторая угроза в том, что пусковые установки антиракетные за несколько часов могут быть переоборудованы для установки ударных ракет. В Восточной Европе, на воде, на море, будут установлены на кораблях, которые будут дежурить в Средиземном море и северных морях, и на Аляске ставят. На самом деле это еще одна грубая большая стратегическая ошибка наших партнеров, потому что на все эти действия Россия даст адекватный ответ, и это будет означать не что иное, как еще один виток гонки вооружений. При этом наш ответ будет гораздо дешевле. Наша техника может быть где-то более грубая, но она будет эффективной.
И мы сохраним этот так называемый стратегический баланс. Баланс — это очень важная вещь.

 

Россию слишком демонизируют

— Как бы ни старались демонизировать Россию, Россия — демократическая страна. И суверенная. С этим связаны определенные проблемы, но в этом есть и большие преимущества. Количество стран, которые могут пользоваться своим суверенитетом, можно посчитать на руках. А многие страны обременены так называемыми союзническими обязательствами. По сути, они сами по собственной инициативе ограничили собственный суверенитет. Конечно, невозможно себе представить, что с сегодня на завтра у нас наступят такие же порядки, как в США, во Франции или Германии. Общество и государство, как любой живой организм, должны развиваться постепенно, поэтапно. Вот это и есть нормальный процесс развития.

 

А когда было простое время?

На вопрос Оливера Стоуна о непростых временах в мире Путин только вздохнул: «А когда было простое время? У нас никогда не было простых времен. Надо просто благодарить Господа, что он дает возможность послужить своей стране».