Магия стартапа

Было бы странно, если бы предприимчивые африканцы не воспользовались в бизнес-целях своими традиционными навыками. «Футбол — вот, где крутятся огромные деньги. Так почему не заработать на футбольная магии?» — смекнули деятельные африканские заклинатели. И стартап пошел. Вряд ли в Африке существует хоть одна футбольная команда, которая не пользуется этим древнейшим из искусств. Нанятый колдун разрабатывает «программу» для команды-соперника и подбирает нужный ритуал. В ход идут все возможные средства, вплоть до голубиной крови и спрятанных в раздевалке противника куриных косточек. Если ритуал не сработал, винить приходится только высшие силы. Говорят, что цена услуги доходит до десятков тысяч долларов — в зависимости от статуса заклинателя.

Кузница кадров

В 2009 году Школа бизнеса Кейптаунского университета в Южной Африке (University of Cape Town, Graduate School of Business) заняла первое место в девятке лучших в мире.

Кейптаунский университет появился в 1829 году сначала как колледж для мальчиков. В 1874 году он стал высшим учебным заведением. В 1885 году вуз перешел на английскую систему образования. Сейчас в нем шесть факульте­тов: гуманитарный, инженерно-строительный, юридический, естественных наук, медицин­ский и коммерческий.

Частью вуза является Высшая школа бизнеса.

Среди выпускников университета четыре нобелевских лауреата.

 

Система образования ЮАР

Во главе системы — Совет по высшему образованию (Council of Higher Education), который устанавливает общие правила для университетов, техниконов (техникумов) и колледжей. Различия между этими учебными заведениями в программах, наборе дисциплин и дипломах. Колледжи дают возможность получить среднее специальное образование. Университеты и техниконы предлагают большие возможности: учеба делится на два временных отрезка — Undergraduate (3 – 6 лет), по окончании которого выпускник получает диплом бакалавра, и Postgraduate (2 – 3 года), дающий право на звание Master. Желающим получить степень Doktor придется отучиться еще два года.

В последние годы уровень образования, который дают техниконы, становится ближе к университетскому. Разница в том, что техниконы готовят в основном специалистов для коммерции и промышленности, в университетах же шире представлены гуманитарные дисциплины.

Слушатели изучают дисциплины, необходимые для организации бизнеса: менеджмент, маркетинг, деловое администрирование, финансы. Курс завершается выполнением реферата или курсовой работы. Предусмотрена сдача экзаменов по профилирующим дисциплинам. В конце обучения выполняется диссертационное исследование. На защиту диссертации приглашаются участники африканского и европейского бизнес-сообщества.

Кто хочет стать миллиардером

Наукой проверенный факт: африканцы искренне верят в почти мистическую силу труда. По опросу, проведенному Институтом Гэллапа, девять из десяти жителей Африки уверены, что именно усердная работа рано или поздно приводит к успеху и процветанию. Примечательно, что по твердости этого убеждения Африка оказалась впереди Северной и Латинской Америки, Азии, Ближнего Востока и ЕС: так считают 85% опрошенных жителей континента. И тому есть основания. В конце 2014 года эксперты банка UBS опубликовали доклад, в котором насчитали более трех тысяч миллионеров-африканцев.

Африка наряду с Ближним Востоком демонстрирует один из самых высоких темпов роста численности состоятельных людей. Больше всего их — 835 — в ЮАР. Далее следуют: Нигерия (645), Египет (595), Кения (170), Танзания (120), Ангола (115). В докладе UBS приводится перечень африканских городов, где проживает наибольшее число мультимиллионеров. Это Лагос (520), Йоханнесбург (450), Каир (445), Кейптаун (150), Найроби (135).

Африка дает повод и для более громких сенсаций. Год назад эксперты журнала Ventures пришли к выводу, что число граждан африканских стран с состоянием более миллиарда долларов оказалось вдвое больше, чем было принято считать. В чем причина их финансового взлета: упорство и трудолюбие? Попробуем разобраться, как стать миллиардером по-африкански.

Миллиардер анфас и в профиль

Как считает основатель Ventures Africa Чи-Чи Оконджо, миллиардеров в Африке более 55: «Но обсуждение богатства до сих пор находится там табу». Слово «табу», на наш взгляд, здесь не совсем точное. В Африке не принято кичиться деньгами. Это первое. Во-вторых, примерно теми же цифрами — более полусотни миллиардеров — оперируют другие авторитетные источники. Журнал Forbes в конце 2011 года опубликовал список из 40 самых богатых людей Африки, не называя при этом его полным. По данным издания, их совокупное состояние «весило» на тот момент примерно 65 млрд долларов. Наконец, в-третьих, Африка становится полноправным участником процесса глобализации, а значит, ее большой бизнес играет по правилам, принятым в остальном мире: деньги прозрачны.

Есть, разумеется, и специфика: африканский бизнес по большей части семейный. И потому вычленить лидера, иными словами, непосредственного фигуранта списка, равно как и сумму принадлежащих лично ему активов, не всегда просто. Тем не менее портрет миллиардера по-африкански вырисовывается вполне определенно.

Итак, по данным Ventures, активы 55 африканских богатейших оценивается примерно в 143,88 млрд долларов. Самым состоятельным человеком в Африке (факт бесспорный для всех экспертов) является Алико Данготе из Нигерии — эту планку он держит долго и уверенно.

Средний уровень личного состояния африканских миллиардеров оценивается в 2,6 млрд долларов. Средний возраст — 65 лет. Старейшие из богатейших — кенийский промышленник Ману Кандария и египтянин, впрочем, хорошо известный в Европе, Мохаммед аль-Файед — им по 82 года. Самые молодые — танзаниец Мохаммед Девжи и нефтепромышленник из Нигерии Иго Саноми — им около 40.

Нигерия, ЮАР и Египет, по данным Ventures, лидируют по числу богатейших: двадцать, девять и восемь соответственно. В Алжире, Анголе, Зимбабве и Свазиленде таковых по одному. Всего в списке представлено 10 африканских государств.

Как отмечает Financial Times, увеличению числа миллиардеров в Африке способствовал 10-летний период интенсивного экономического роста. Cказалась и динамика цен на нефть: от 20 долларов за баррель в начале 2000-х до взлета в более чем 140 долларов в 2008-м и вполне комфортного спада до 100 долларов вплоть до середины 2014-го. При этом, согласно результатам исследования Forbes, Африка по числу миллиардеров обгоняет Латинскую Америку, где проживает 51 богатейший.

Как стать миллиардером в Африке? Самый лаконичный ответ дали сами африканцы в упомянутом опросе Института Гэллапа: усердно трудиться. Деньги тут действительно «валяются под ногами» — в виде алмазов, золота и нефти. Но не все так просто.

Пытаясь вникнуть в секреты бизнес-мастерства «новых африканцев», RV пришел к неожиданному выводу: их деловые карьеры практически не повторяются. Миллиардер в Африке — явление абсолютно эксклюзивное: каждый идет к вершине своим путем. Бизнес богатейших африканцев разнообразен: от телекоммуникаций до деревенских агроферм, от финансового рынка до ритейла, от кофейных плантаций до строительства жилья, инфраструктуры и туриндустрии. Ну и энергоресурсы, разумеется: как без них!

Рынок товаров, финансов и услуг в Африке безграничен. В игре «Кто хочет стать миллиардером» могут участвовать все. Или почти все. По крайней мере, судя по списку Ventures, среди ее победителей есть даже бизнес-леди. С них, пожалуй, и стоит начать.

 

Профессия — кутюрье

По версии Ventures, лидирует в женском рейтинге Фолоруншо Алакиджа, нигерий­ка, соединившая в себе талант модного дизайнера и нефтепромышленника (в 2013 году ее активы издание оценивало более чем в 7 млрд долларов). Богатейшая женщина Африки владеет 60% акций в одном из самых прибыльных глубоководных блоков OML 127, который производит 200 тыс. баррелей нефти в день. Но это занятие факультативное, хотя и суперприбыльное, как, впрочем, и другая ее страсть — полиграфия. Алакиджа — управляющий директор группы The Rose of Sharon Group, в которую включены компании The Rose of Sharon Prints & Promotions Limited и Digital Reality Prints Limited. Кроме того, она — исполнительный вице-председатель Famfa Oil Limited и так далее и тому подобное: всех должностей и регалий энергичной нигерийки не припомнят даже ее биографы. Но главная профессия Фолоруншо Алакиджа — кутюрье. Впрочем, не будем забегать вперед. Сначала — история о том, как она стала миллиардером.

Фолоруншо Алакиджа родилась в 1951 году в городе Икороду, штат Лагос. Окончила мусульманскую школу и продолжила образование в Лондоне. Сначала в Центральном колледже Питмана, затем в Американском колледже и, наконец, в Центральной школе моды (Лондон). На британских подиумах счастья пытать не стала — вернулась домой и вскоре основала поначалу небольшое ателье по пошиву одежды Supreme Stitches. Дела пошли не просто успешно, а фантастически успешно. Клиентами и, что немаловажно, клиентками Фолоруншо стали представители высшего истеблишмента страны.

Мадам кутюрье легко вошла в высшее общество и, по слухам, даже подружилась с женой президента Ибрагима Бабангиди (глава государства с 1985 по 1993 год).

Модный бизнес процветал, ее Rose of Sharon House of Fashion стал известен далеко за пределами страны. Заслуги Алакиджа были оценены высоко: она — национальный президент и пожизненный попечитель Ассоциации модельеров Нигерии (Fashion Designers Association).

Взяв такую вершину, можно было смело покорять новую. «Мягкая женщина с железным характером»,— так говорят о Фолоруншо на родине. Эту характеристику бизнес-леди полностью оправдала: пошла по непаханой целине — в нефтяной бизнес.

В 1993 году основанная ею компания Famfa Limited получила лицензию на поиск нефти на участке в 617 тыс. акров в 355 километрах к юго-востоку от Лагоса, в центральной дельте реки Нигер. Дело для новичка, мало сказать, незнакомое, а по правде — так и неподъемное. Но не прошло и трех лет, как среди партнеров нигерийской кутюрье значились такие суперпрофи, как Texaco (в лице дочерней компании Star Deep Water Petroleum Limited) и бразильская Petrobras.

Алакиджа занимается благотворительностью. Она основала фонд Rose of Sharon, который помогает вдовам и сиротам, выделяет стипендии и гранты на открытие бизнеса. И, конечно, семья: у неимеющей возраста красавицы Фолоруншо молодой муж и четверо детей.

Кстати, живет семья миллиардеров по-прежнему в Лагосе. Помня, вероятно, великую мудрость своего земляка, богатейшего африканца Алико Данготе. А он сказал: «Ничто так не поможет Нигерии, как сами нигерийцы, возвращающие на родину свои деньги. Если вы сегодня дадите мне пять миллионов долларов, я тут же вложу их сюда, в Нигерию. Давайте объединим наши усилия и будем работать». Работать, трудиться — словно сговорились эти африканцы. Впрочем, и здесь не все так просто.

 

Рожденная в СССР

Журнал Ventures ставит на второе место в женском рейтинге миллиардеров Изабель душ Сантуш, старшую дочь президента Анголы Жозе Эдуардо душ Сантуша (с сентября 1979 года).

Forbes, к слову, отдал Изабель первое место. Но, как уже говорилось, выделить собственный капитал и с точностью подсчитать активы номинанта в африканском семейном бизнесе дело крайне непростое. Тут действует закон больших цифр — в данном случае больших миллиардов: одним-двумя сегодня меньше, а завтра больше для стороннего наблюдателя значения не имеет. Главное, что Алакиджа и душ Сантуш вне конкуренции. Они богатейшие женщины Африки. Нюансы, правда, есть: Изабель в большей мере связана с зарубежными активами. На то она и глобализация.

Впрочем, это сейчас глобализация. А в начале 60-х — антиколониализм и пролетарский интернационализм. И все эти три понятия теснейшим образом сплелись в судьбе нашей героини. С первым понятно: это настоящее предпринимателя Изабель душ Сантуш. Второе — героическая юность ее отца, уже в 20 лет ставшего вице-председателем молодежной организации МПЛА — народного движения за освобождение Анголы. Третье — неожиданный поворот в судьбе Жозе душ Сантуша. Волна интернациональной солидарности СССР с народами Африки вынесла активиста молодежного национально-освободительного движения на далекий берег Каспийского моря. В ноябре 1963 года будущий президент Анголы в составе группы стипендиатов МПЛА был направлен на учебу в СССР, в Бакинский институт нефти и газа.

Студент душ Сантуш прилежно учился и возглавлял сообщество ангольских студентов в Советском Союзе. В июне 1969 года он получил диплом инженера-нефтяника и, по некоторой информации, был направлен в специальное военное училище в СССР, где в течение года проходил курс военной подготовки по специальности связист.

«К чему такие подробности советской биографии господина Жозе Эдуардо душ Сантуша? — спросит вдумчивый читатель.— Речь ведь идет о его дочери, сделавшей блестящую карьеру у себя на родине». Но дело в том, что Изабель душ Сантуш, нынешняя «королева» Африки (на родине, впрочем, ее называют «принцессой»), можно сказать, советский человек. Африканская миллиардерша, возглавляющая список Forbes, рождена в СССР.

Бакинский студент из Анголы Жозе душ Сантуш в 1966 году женился на симпатичной девушке из Пензы Татьяне Кукановой. Там же, в Баку, на свет появилась Изабель. На берегу Каспия прошли и ее первые детские годы.

На родине у дочери активиста антиколониального движения (независимость страна получила лишь в ноябре 1975 года) больших шансов на успех не было. Она училась в государственной школе в Луанде (впрочем, частных в ту пору в Анголе и не было). Как вспоминают ее друзья и знакомые, девочкой была очень застенчивой и черту эту сохранила по сей день. По крайней мере, от любых интервью Изабель отказывается категорически.

В 1979 году ее отец стал президентом. Родители разошлись. Изабель и ее мать Татьяна переехали в Лондон. Как писала британская пресса, два года девушка провела в частной школе святого Павла. Затем изучала электронную инженерию и деловое администрирование в лондонском Королевском колледже.

В Анголу Изабель вернулась в возрасте 24 лет. Попробовала себя в малом бизнесе, проявив полную самостоятельность: открыла ресторан в Луанде, потом компанию по уборке мусора. Успех — как говорят, не без поддержки отца — приходил постепенно.

Теперь, по данным Forbes, душ Сантуш является крупнейшим акционером Zon, португальского медиаконгломерата, и владеет 28,8% акций. В ее распоряжении 19,5% акций португальского банка Banko BPI, а также 25% ангольского банка Banco BIC. The Guardian писала еще и о 25% акций ангольской телекоммуникационной компании Unitel. Так или иначе, в 2012 году государственная газета Jornal de Angola присвоила ей звание предпринимателя года.

Активы семьи приумножил выгодный и, как говорят, счастливый брак. В 2003 году Изабель вышла замуж за Синдика Доколо, конголезского коллекционера произведений искусства и сына магната Сану Доколо, основателя Банка Киншасы. Супружеская пара, у которой сейчас трое детей, живет попеременно в Луанде, Лондоне, Лиссабоне и Йоханнесбурге.

Кстати, по поводу их свадьбы обиженная на неразговорчивых супругов британская пресса «оттопталась» от всей души. Припомнили и выступавший на церемонии бракосочетания хор из Бельгии, и деликатесы, доставленные на двух самолетах из Франции. Среди сотни приглашенных гостей были президенты африканских государств, а само торжество, по оценкам прессы, обошлось примерно в 4 млн долларов. Ну и кого по нынешним меркам этим удивишь?

А Изабель, судя по всему, стала настоящей профи. Получив крупные доли в компаниях, представляющих стратегические отрасли Анголы — банки, цемент, телекоммуникации, нефть, алмазы, она диверсифицирует свои инвестиции. Более половины активов приходится на доли в публичных португальских компаниях. Глобализация…

 

Африканец № 1

Эксперты спорят по поводу расстановки мест в первой пятерке африканских миллиардеров. Примиряет их одно: имя лидера вне всяких дискуссий. Нигериец Алико Данготе безальтернативен и недосягаем. По данным на ноябрь 2014-го, Forbes оценивает его активы в 21,6 млрд долларов. Журнал назвал Данготе персоной года-2014.

Как стал мультимиллиардером этот 57-летний предприниматель? Нефть и алмазы к этому взлету отношения не имеют. Цементный король, владелец компании Dangote Group, которая, помимо прочего, занимается производством продуктов питания, безалкогольных напитков, пива, кондитерских изделий, является еще и лидером сахарного производства Нигерии и соседних стран. Компания работает в Бенине, Камеруне, Того, Гане, ЮАР, Замбии.

Предпринимательская жилка у Данготе с детства. Он вспоминает: «Еще в начальных классах я мог купить коробочку леденцов и продавать их по одному. Бизнес интересовал меня уже тогда». У нашего героя это семейное.

Данготе родился в 1957 году в нигерийском штате Кано в весьма преуспевающей мусульманской семье. Неудивительно, что в качестве альма-матер родственники порекомендовали ему экономический факультет каирского университета аль-Азхар. Семья не оставила без внимания и Алико-выпускника. Нет, речь вовсе не шла о постановке юноши-мажора на безбедное довольствие. После непродолжительной напутственной речи его дядя выдал племяннику кредит для открытия дела. Немного. Чуть более 2,5 тыс. долларов в местной валюте. В возрасте 21 года Алико Данготе ушел в бизнес и возвращаться не собирается.

Dangote Group, основанная в 1977 году, задумывалась как торговая компания. Но постепенно трансформировалась в крупнейший в Нигерии промышленный концерн, включающий Dangote Sugar Refinery, Dangote Cement, Dangote Flour и еще с десяток других фирм.

Предпринимательской фантазии Алико Данготе не занимать. Чего стоит, например, идея обратиться к нигерийским властям с предложением арендовать заброшенный участок земли в порту Apapa, чтобы построить там элеватор. Муку можно было отгружать на суда без дополнительной транспортировки. В 2012 году проект заработал к взаимной выгоде бизнесмена и порта. Еще один бизнес-план. В конце 90-х Данготе убедил руководство Центрального банка Нигерии отдать в управление его транспортной компании банковский автопарк — и тоже к обоюдной выгоде. Или такой маневр. В 2000 году правительство Нигерии решило приватизировать Benue Cement Company. Наш герой подал заявку и получил завод в управление. Через пару лет это было уже совсем другое предприятие. Данготе сменил менеджмент, вложился в производственные мощности и провел масштабную реконструкцию. Производительность выросла более чем втрое. Правда, о чистоте эксперимента, то есть о том, каким образом предпринимателю удалось договориться с властями, ходили разные разговоры. Но судят ли победителя?

В 2003 году Данготе построил крупнейший цементный завод в Африке — Obajana Cement. Предприниматель становится поставщиком не только в регионе от ЮАР до Замбии и Сенегала: возведенные Данготе новые мощности охватили рынки Танзании, Конго, Эфиопии, Сьерра-Леоне, Кот-д’Ивуара и Либерии.

О чем еще мечтает предприниматель? Потеснить французскую компанию Lafarge и стать крупнейшим производителем цемента в мире. И не только.

Сегодня Dangote Group занимает 70% сахарного рынка страны. Она является главным поставщиком этого товара в Африке и третьим в мире, производя 800 тыс. тонн в год. Помимо этого, Dangote Group — производитель соли, муки, риса, макаронных изделий и удобрений. Компания широко экспортирует хлопок, кешью, какао, кунжут и имбирь. Но и этот и без того диверсифицированный список был бы неполным, если не упомянуть, что Данготе вкладывается в недвижимость, банковскую сферу, транспорт, текстильную промышленность и, разумеется, в нефть и газ. В его бизнес-империи нашли работу более 11 тыс. человек — это крупнейший промышленный конгломерат во всей Западной Африке.

Но и это еще не все. «Новые африканцы» не мыслят жизни без новейших высоких технологий. Данготе не исключение. Он увлекся телекоммуникациями. Причем настолько, что решил провести по всей стране оптоволоконные кабели общей протяженностью 14 тыс. километров.

В 2013 году, добавив к своим авуарам еще 9,2 млрд, бизнесмен, по версии Bloomberg, занял 30-ю строчку в рейтинге богатейших людей планеты.

Богатство Данготе растет как на дрожжах. Он уже давно считался одним из самых богатых людей Африки. Но, как и в случае с другими «новыми африканцами», оценка его бизнеса сильно колебалась. К примеру, в 2010 году капитал его холдинга некоторые эксперты оценивали лишь в 3,3 млрд долларов. А уже через год они глазам своим не поверили: оценка выросла едва ли не на полтысячи процентов! Ларчик отрывался просто: Данготе освоил новый вид бизнеса — вышел на биржу. Причем выставил свои активы не «в розницу», а консолидировано, под единым брендом холдинга Dangote Cement. Спрос на акции оказался фантастическим: бумаги покрыли почти четверть нигерийского фондового рынка. Бизнесмен тут же заявил, что намерен взять штурмом Лондонскую биржу и получить не менее пяти миллиардов.

Что ж, африканских бумаг на европейских площадках не так уж много. А его холдинг — структура качественная и, что наиболее важно, диверсифицированная. В 2015 году, по прогнозам самого бизнесмена, его совокупная стоимость может достичь 60 млрд долларов. Что-что, а продовольствие и цемент нужны всем и при любой погоде.

«Мы инвестируем 4,7 млрд долларов в наши проекты по цементному бизнесу в 18 странах, включая Нигерию. Мы также вложим 2,3 млрд долларов в сельское хозяйство, а именно в сахар и рис,— говорит Данготе. — Кроме того, Dangote Industries инвестирует девять миллиардов долларов в строительство в Нигерии заводов по производству удобрений и нефтехимических продуктов. Мы очень, очень оптимистичны. Мы ожидаем средний рост на уровне 30%». И этим все сказано.

 

Мыльная опера

Эта история началась в 2003 году. 28-летний танзаниец Мохаммед Девжи, выпросив у отца деньги в долг, за бесценок купил мыловаренный завод. А потом фабрику по производству пищевых жиров и несколько текстильных предприятий. Время было такое: государство почти даром раздавало проблемные или вовсе развалившиеся активы.

Начинающий бизнесмен удачно применил знания, приобретенные в бизнес-школах на родине и в США, и в кратчайшие сроки сделал производства прибыльными. Теперь они являют собой часть его бизнес-империи — MeTL Group (Mohammed Enterprises Tanzanian Limited). А ее хозяин — Мохаммед Девжи — признан самым молодым и преуспевающим миллиардером Африки.

MeTL для Танзании — системообразующая компания. Легче ответить на вопрос, чем не занимается MeTL Group, нежели перечислить все ее бизнесы. Обладая мощной инфраструктурой и логистикой, транспортными средствами и сотней региональных представительств, компания поставляет на экспорт какао, кунжут, подсолнечник, кардамон, кориандр, мед, соевые бобы, чай, кукурузу, пчелиный воск.

Входящее в MeTL подразделение Textiles 21 Сentuary — крупнейшая структура в Восточной и Центральной Африке, производящая по 720 тонн хлопчатобумажной пряжи и 150 тонн полиэстера или смешанных нитей в месяц. С такой заданной мощностью могут конкурировать немногие мировые гиганты. Помимо этого, компания производит традиционную африканскую мужскую и женскую одежду, ткани, домашний текстиль. Текстильные производства, по данным Ventures Africa, приносят холдингу годовую выручку в 100 млн долларов.

Еще одно подразделение — MeTL AGRO — лидер на рынке поставок сельскохозяйственной техники.

Финансовая компания Golden Crescent Assurance — первый полностью танзанийский страховщик частного сектора с многотысячной клиентской базой.

Недавно созданная Star Oils Tanzania, расположенная на территории порта Дар-эс-Салама, строит сеть из 200 распределительных нефтяных станций по всей стране.

Одно из наиболее быстро растущих подразделений MeTL Group — Zefona Cellines — является самым крупным в стране дилером Vodacom (T) Ltd, ведущего поставщика услуг мобильной связи. Предприятие Mo Cashews производит 10 тыс. килограммов орехов кешью в день.

Оправдала надежды и самая первая сделка: предприятие East Coast Oils and Fats производит хозяйственное и туалетное мыло, а также пальмовое масло и занимает более 70% местного рынка.

Хватка у Девжи-младшего отцовская. Тот в свое время начинал с небольшой торговой лавки и сумел сделать бизнес процветающим, но в предпринимательские способности сына поначалу не очень верил.

Получив степень бакалавра, Мохаммед продолжил образование в Джорджтаунском университете в Вашингтоне и даже получил работу на Уолл-стрит. Трудился усердно, как и подобает африканцу, рассчитывающему на успех. Но заработка едва хватало на оплату жилья и налоги. На деньги отец тогда не расщедрился, однако дал сыну мудрый совет: не терять драгоценного времени и вернуться домой, в Танзанию.

Что произошло дальше, читатель уже знает: Мохаммед стал миллиардером и превзошел отца по всем статьям. Главный же секрет своего взлета он раскрыл позже. Девжи-младший, в отличие от отца, не стал ограничиваться импортом товаров и перепродажей их на местном рынке. «Почему мы импортировали мыло? — задавался вопросом бизнесмен.— Почему мы не могли изготовить его сами?». И занялся производством.

В середине 2013 года в интервью Forbes Мохаммед Девжи говорил, что выручка MeTL Group к 2018 году вырастет до 5 млрд долларов, а к 2023 году он займет первое место в рейтинге африканских миллиардеров. Но «мыльная опера», по закону жанра, обещает самые неожиданные повороты сюжета: на 5 млрд выручки в компании намерены выйти уже в этом году.

Пример Девжи доказывает простую истину: в миллиардере, тем более в молодом, должно быть все прекрасно. И его бизнес, и одежда (он предпочитает дорогие европейские бренды), и мысли. Одну из них он высказал Forbes Africa: «Если кто-нибудь спросит, кто умнее, я или мой отец, мой ответ — отец! Почему? Потому что делать деньги из денег проще, чем делать деньги из ничего».

 

Скромное обаяние миллиардера

В 2013 году на саммите БРИКС в Дурбане (ЮАР) лидеры России, Бразилии, Китая, Индии и ЮАР приняли декларацию о создании Делового совета организации. Совет призван заняться реализацией многосторонних инвестиционных проектов и стать платформой для передачи передовых технологий — в подготовке кадров, в банковской сфере, промышленности, «зеленой» экономике. Председателем совета, а также его южноафриканской части стал предприниматель из ЮАР Патрис Мотсепе.

«Я уверен, что в ближайшие годы мы увидим изменения в качестве торговли в рамках БРИКС»,— заявил он.

Кому лидеры «пятерки» оказали столь высокое доверие? В официальной биографической справке на сайте ТПП РФ о Мотсепе сказано так: «Является одним из влиятельных и состоятельных персон в мире, первый чернокожий миллиардер в истории. По оценкам Forbes, состояние оценивается в 2,65 млрд долларов». Добавим: в 2012 году Патрис Мотсепе возглавил рейтинг The Sunday Times как самый богатый гражданин ЮАР.

Он — исполнительный председатель компании African Rainbow Minerals (ARM), занимающейся разработкой месторождений золота, железных руд и платины (у него 42% акций). Мотсепе входит в правления и советы директоров еще нескольких бизнес-структур, включая Harmony Gold, 12-й золотодобывающей компании в мире. Плюс пакет в 5,5% акций южноафриканской финансовой компании Sanlam.

При всем при этом г-н Мотсепе абсолютно не типичный представитель мирового сообщества миллиардеров. По устоявшимся стереотипам с этим кланом его роднит разве что обладание футбольным клубом — подчеркнем, родным, южноафриканским — Mamelodi Sundowns. Господин Мотсепе ведет чрезвычайно скромный (для миллиардера) образ жизни. У него нет страсти к приобретению недвижимости: семья владеет одним домом в престижном районе Йоханнесбурга. Нет яхт и самолетов. А недавно он потряс друзей и коллег заявлением о том, что готов пожертвовать половину состояния на благотворительность. Для этого создан семейный фонд, предназначенный для улучшения условий жизни нищих, обез­доленных, людей с ограниченными возможностями.

Сам Мотсепе заявил, что таким образом откликнулся на инициативу Билла Гейтса и Уоррена Баффета «Обещание помощи» (The Giving Pledge). Американские миллиардеры предлагают богатейшим людям планеты передать значительную часть своих денег на филантропические цели.

«Я намерен пожертвовать по крайней мере половину накопленных моей семьей средств на помощь бедным и отверженным,— сказал Мотсепе.— В нашей традиции помогать и заботиться о тех, кому меньше повезло в жизни».

Семья инициативу бизнесмена поддержала. Кстати, его супруга ранее возглавляла Ассоциацию по борьбе с раком в ЮАР. Сейчас она владеет пакетом акций компании Leisureworx, занимающейся организацией светских мероприятий, на которых благотворительные акции стали традицией.

Как становятся миллиардерами люди такого склада, как Патрис Мотсепе? Во-первых, азарт, неизменный спутник богатства. Но главное — впечатления детства.

Патрис Мотсепе родился в 1962 году в Соуэто, поселении на окраине Йоханнесбурга, во времена апартеида ставшего местом для принудительного проживания чернокожих африканцев. Отец — скромный учитель, переквалифицировавшийся в не менее скромного бизнесмена: открыл spaza-shop, круглосуточный домашний магазинчик, торгующий дешевыми продуктами и нехитрой утварью. Заведение пользовалось большой популярностью у чернокожих рабочих-горняков. Именно этот магазинчик, в котором Патрис работал на пару с отцом, преподал ему первые уроки бизнеса и знания о нелегком шахтерском труде.

Но для начала карьеры он выбрал нечто совсем противоположное набранным в детстве эмоциям: получил степень бакалавра искусств в университете Свазиленда. А уже потом — специальность юриста в университете Витватерсранд в Йоханнесбурге. В 1988 году Мотсепе поступил в одну из крупнейших юридических фирм ЮАР Bowman Gilfillan и уже в 1993 году стал первым в истории этой компании чернокожим партнером.

Юридическая карьера шла в гору — в прямом и в переносном смысле: Патриса все больше интересовали проблемы горнорудной отрасли. В ЮАР тем временем начался процесс возвращения прав чернокожему населению, в том числе и в сфере трудовых отношений и предпринимательства. Мотсепе основал небольшую золотодобывающую компанию, в которой ввел комбинированную систему оплаты труда: базовая зарплата плюс бонус с прибыли.

В 1994 году он начал самостоятельную деятельность в горнодобывающем бизнесе. Как говорили коллеги, на Мотсепе будто упала искра божья. В 1997 году на низких ценах на золото он купил полузаброшенные прииски у AngloGold на весьма выгодных условиях. Ту же схему он применял не однажды — для подобных сделок была основана специальная компания, ставшая на тот момент главным источником доходов. В 1998 году при содействии главы подразделения Anglo American в ЮАР Бобби Годселла Мотсепе приобрел рудники за 8,2 млн долларов и образовал компанию ARMgold.

В 2000 году к золоту добавилась платина: предприниматель создал СП в равных долях с мировым гигантом Anglo Platinum и начал разрабатывать месторождение Модиква.

Но желтый металл оставался главной страстью предпринимателя. В январе 2002 года он создал СП с одной из крупнейших в мире по золотодобыче компаний Harmony. Предприятие выкупило у Anglo American еще несколько рудников за 190 млн долларов. Через год Harmony и ARMgold слились в один мощный конгломерат. Полностью ребрендинг был завершен в 2004-м: ARMgold приобрела добывающую компанию Avmin, работающую в Замбии, Конго и Намибии, и была переименована в ARM — African Rainbow Minerals. В 2006 году ARM стала партнером южноафриканского угледобывающего подразделения диверсифицированной компании Xstrata (Швейцария). По данным на 30 июня 2014 года, рыночная капитализация компании составила 3,8 млрд долларов.

Про Патриса Мотсепе говорят, что он сумел «поймать волну»: после отмены апартеида в ЮАР чернокожим предпринимателям действительно выпал шанс в виде немалых политических преференций. Пишут и о том, что одна из сестер Мотсепе, будучи замужем за влиятельным членом правительства, возглавила крупную горнодобывающую компанию и числится среди богатейших женщин страны. Словом, семейный клан по всем статьям олигархический. Мотсепе и сам признает, что смог воспользоваться преимуществами новой системы: законодательство теперь не создает никаких препятствий для развития его бизнеса. Но его критики не припоминают одной детали: Патрис Мотсепе начинал свою карьеру тогда, когда ни о каких преференциях и речи быть не могло. В 1991 – 1992 годах он уже работал в США, в юридической компании McGuireWoods. А с 1992 года представлял в ЮАР интересы сразу нескольких горнодобывающих структур.

Усердие и труд? Как опять не вспомнить опрос Института Гэллапа. И еще упрямство и целеустремленность: не случайно отец дал своему сыну имя Патрис — в честь борца за независимость Африки Патриса Лумумбы.

К воспитанию своих сыновей (их у него трое) Патрис подошел по-своему: дал им блестящее образование в лучших бизнес-школах. Это единственное, пожалуй, на что миллиардер щедро потратился в личных целях.

Так или иначе, в своей стране Мотсепе личность суперпопулярная. Как говорят журналисты, очередь за автографами к нему не меньше, чем к его соотечественнице кинодиве Шарлиз Терон. Скромное обаяние миллиардеру явно к лицу.

 

Король стиля

Другому соотечественнику Патриса Мотсепе — Йохану Руперту — обаяния тоже не занимать. Но назвать его скромным можно лишь с очень большой натяжкой.

Состояние южноафриканца (вместе с семьей) в 2013 году оценивалось в 7,7 млрд долларов. Но не в деньгах дело, а в том, куда они инвестированы. Руперт предпочитает роскошь.

Мультимиллиардер Йохан Петер Руперт родился 1 июня 1950 года в семье миллиардера Энтони Руперта. На этом, собственно, историю восхождения одного из богатейших людей Африки можно было бы завершить: судьба предопределена происхождением — и никаких хлопот. Но это не так. Путь, пройденный Йоханом Рупертом, по часам которого живет сейчас добрая половина стильных мира сего, оказался далеко не проторенным и легким. Как, впрочем, и история всей семьи Рупертов, ныне одной из самых влиятельных в ЮАР.

Отец, Энтони Руперт, как свидетельствуют биографы, свое состояние начинал с инвестиции в 10 фунтов в 1941 году и к концу жизни, в возрасте 89 лет, приумножил его до 1,7 млрд долларов. Получив степень бакалавра по химии в университете Претории, Энтони вместе с двумя своими товарищами начал производство сигарет, переоборудовав под мастерскую собственный гараж. Мелкий бизнес со временем перерос в табачный концерн Rembrandt Group. В 1972 году его интересы за рубежом стала представлять компания Rothmans. В 1995-м Rothmans International стал четвертым производителем сигарет в мире. А после объединения с British American Tobacco (BAT) — вторым в листе мировых лидеров.

Что и говорить, сигаретный бизнес Энтони Руперта заложил неплохой фундамент для процветания семьи и карьеры старшего сына. Но Руперт-младший вовсе не собирался сидеть, сложа руки.

В начале 80-х никто и представить себе не мог, что Йохан не только перевернет и перепрофилирует семейную империю Рупертов, в разы приумножит ее активы, но еще и обретет имидж короля стиля далеко за пределами своей страны.

Ведению бизнеса Руперт-младший обучался в Нью-Йорке, где работал в компаниях Chase Manhattan и Lazard Freres. В 1979 году он вернулся на родину, основал Rand Merchant Bank, став его управляющим директором, и корпорацию по развитию малого бизнеса. Работать в Rembrandt Group и уж тем более наследовать ее Йохан не имел ни малейшего желания. С одной стороны, в адрес производителей табачных изделий уже в ту пору посыпались напоминания, что курение вредит здоровью. С другой стороны, в 1976 году начала действовать конвенция ООН, позволяющая введение санкций в отношении режима апартеида. Все это не способствовало развитию компании.

Руперт-старший принимает решение перенести офис фирмы в Швейцарию. В 1988 году в Женеве начала работать новая (дочерняя) компания, получившая название Richemont Group, руководить которой был призван Руперт-младший. На момент создания в ее активе, помимо прочего, было три бренда, представляющих ювелирные аксессуары и часы: Dunhill, Cartier и Montblanc. Руперт-старший приобрел их «в придачу», покупая Rothmans, и, похоже, о них не вспоминал. Нащупал это золотое дно Руперт-младший.

В 1988 году там же, в Швейцарии, он основал Compagnie Financière Richemont, сосредоточившись на четырех направлениях: ювелирные украш<

В стиле ubuntu

Национальные особенности ведения бизнеса в Африке

Что такое убунту? Если вы откроете энциклопедический словать, он выдаст не менее четырех толкований. Первые два —очевидные и бесспорные: так называется муниципалитет в Северной Капской провинции ЮАР и прохладительный напиток с добавлением особого сорта сахара, произведенного в Малави и Замбии. С двумя другими сложнее — столь они противоположны и одновременно взаимосвязаны. Предприниматель, уловивший эту связь, откроет для себя формулу успеха в Африке.

Формула Марка Шаттлворта

Убунту (на языке зулу ubuntu) — южноафриканское направление этики и гуманистической философии. Интернет куда охотнее выдаст другое значение: это операционная система, основанная на Debian GNU/Linux. Там же найдется весьма поучительная история об исследователе-антропологе, изучавшем быт африканских народов. Он предложил группе местных детей поучаствовать в игре — что-то вроде бега наперегонки. Победителя ждал приз. Каково же было удивление ученого, когда дети побежали к финишу, дружно взявшись за руки — победа могла быть только общей.

«Ubuntu!» — радостно кричали бегуны.«Я живу, потому что мы живем» (I am because we are) — перевод с языка зулу вряд ли в точности передает смысл глубокой философии, вложенной в это слово. Англиканский архиепископ Десмонд Туту (первый чернокожий епископ в ЮАР, лауреат Нобелевской премии мира 1984 года) поясняет в своей книге «Нет будущего без прощения»: «Человек с убунту открыт и доступен для других, он не страдает от того, что другие лучше и способнее, и все это — на основе глубокой убежденности, идущей от понимания, что он принадлежит великому целому». Эта философия стала основополагающей идеологией возрождения Африки.

«Если ты в Африке и следуешь этическим принципам убунту, ты найдешь взаимопонимание, а следовательно, и путь к сердцу потребителей»,— так рассудил Марк Шаттлворт, предприниматель из ЮАР и создатель широко распространенного в Африке программного обеспечения под логотипом Ubuntu.

Слетав в космос на борту «Союза ТМ-34»в качестве космического туриста (в мае 2002 года он провел 8 дней на МКС) и покорив Антарктику на ледоколе «Капитан Хлебников», Шаттлворт полностью посвятил себя разработке проектов свободного и открытого программного обеспечения для Африки. Его открытый ресурс позволяет всем желающим дополнять и редактировать программу, а также пользоваться ею при создании собственных информпродуктов: убунту — победа может быть только общей. В том числе и в бизнесе. Как говорил Нельсон Мандела, «убунту не означает, что люди не должны становиться богаче. Вопрос в том, намерены ли вы поступать так, чтобы сообщество вокруг вас могло стать лучше?»

Кстати, с Манделой космонавт Шаттлворт общался по радио с орбиты. А на земле воплощал его идеи в жизнь. Он создал Фонд Шаттлворта (Shuttleworth Foundation, TSF) для финансирования, разработки и внедрения инноваций в области образования. Предприниматель оказывает содействие научным исследованиям, разработкам и предпринимательству в Южной Африке, вкладывается в стартапы. В 2013 году Forbes признал Марка Шаттлворта личностью, которая встряхнула мировую компьютерную индустрию.

 

Будьте готовы

Макраму Аббуду, назначенному в 2012 году руководителем по региону Ближний Восток и Африка «ВТБ Капитал плс», есть с чем сравнивать: до этого финансист успел поработать в крупнейших западных и азиатских инвестбанках — Nomura Holdings Inc., UBS, Merrill Lynch. В целом, как считает г-н Аббуд, на Ближнем Востоке и в Африке принципы ведения бизнеса совпадают с теми, что действуют на любых развивающихся рынках. Но для начинающих есть и полезные советы, прозвучавшие в одном из его интервью.

Во-первых, не пожалеть времени на анализ рынка и целевой аудитории, учитывая при этом и то, что каждая страна Африки также имеет свою специфику. Выверенная стратегия позволит обеспечить компанию такими ресурсами, как местный человеческий капитал.

Во-вторых, рассмотреть возможность объединения с местным партнером. Он не только обеспечит вас деловыми контактами, но и поможет сориентироваться в особенностях рынка. При этом важно, чтобы обе стороны имели четкое представление о взаимных ожиданиях, а процесс взаимодействия был предельно прозрачен.

Залогом успеха станет участие вашей компании в развитии местного рынка — тогда вы получите заветное преимущество первопроходца.

Имел ли в виду г-н Аббуд этику ubuntu или нет, но изложенные им рекомендации вписываются в нее абсолютно. Как и другая философия, исповедуемая всеми крупнейшими компаниями мира — корпоративная социальная ответственность (КСО). Это концепция, в соответствии с которой организации учитывают интересы общества, возлагая на себя ответственность за влияние их деятельности на заказчиков, поставщиков, работников, акционеров и прочие заинтересованные стороны. То есть компании добровольно принимают на себя дополнительные меры для повышения качества жизни местного сообщества, отвечая тем самым на процитированный нами вопрос Нельсона Манделы: «Намерены ли вы поступать так, чтобы сообщество вокруг вас могло стать лучше?»

Применительно к Африке КСО — это своего рода составная часть убунту. Фонд, созданный компанией Shell (Shell Foundation) участвует в развитии Цветочной долины (Flower Valley) в Южной Африке. Здесь они создали Центр раннего обучения (Early Learning Centre), чтобы помочь образованию детей из местного сообщества, а заодно и взрослых.

В ведущей экономике Африки — Нигерии, предупреждают работающие там иностранные инвесторы, не следует управлять бизнесом дистанционно. Компании добиваются успеха лишь тогда, когда становятся нигерийскими — в прямом или переносном смысле: главное, чтобы местное сообщество воспринимало их бренды как свои. Наглядный пример — работающая в Нигерии британо-нидерландская компания Unilever, один из мировых лидеров на рынке продуктов питания и бытовой химии. Там предпочитают брать на работу местных женщин, которые понимают язык региона, его традиции и социальную структуру. Кроме того, для снижения транспортных расходов Unilever активно расширяет местное производство.

Coca-Cola взяла на себя повышенные обязательства: обеспечить к 2020 году 5 млн женщин рабочими местами — это крупнейший социальный проект, когда-либо осуществлявшийся коммерческой организацией. В его рамках в Африке создаются микродистрибуторские центры (MDC), как правило, возглавляемые женщинами. Напитки попадают в мелкие торговые точки, куда нет смысла отправлять крупногабаритный транспорт. Это выгодно компании и одновременно идет на благо местному населению.

«Росатом», приобрел в Танзании одно уникальное месторождение урана, расположенное неподалеку от природного заказника, где обитают слоны. Первым делом построили дорогу. Но ею стали пользоваться браконьеры, в массовом порядке устраивавшие незаконный отстрел животных. Российская компания взяла на себя защиту слонов. Местное сообщество в ответ готово оказывать поддержку проекту.

В январе 2015 года, как сообщили в МЧС,в городе Киндия (Гвинея) в рамках содействия в борьбе с распространением вируса Эбола и укрепления местной системы здравоохранения состоялось открытие российского Центра микробиологических исследований и лечения эпидемиологических заболеваний. Центр построила и оснастила компания РУСАЛ. В Гвинею доставлен также российский полевой госпиталь с запасами медикаментов.

РУСАЛ, напомним, в Африке давно. В Гвинее, в городе Фрие, действует боксито-глиноземный комплекс — один из самых крупных работодателей в стране. В Нигерии РУСАЛ приобрел контрольный пакет компании ALSCON (85% акций; остальными владеет правительство страны). В состав ALSCON входят завод мощностью 96 тыс. тонн алюминия в год, порт на реке Имо и газовая электростанция.

В гвинейском городе Фрия (Гвинея) ОК РУСАЛ финансировал строительство сети городских асфальтированных дорог. Работы осуществляла китайская компания Henan Chine.

Китайские предприниматели вряд ли назовут главный секрет своей успешной экспансии в Африку западным термином КСО. Но их поведение — ubuntu в чистом виде. В 2008 году председатель КНР Ху Цзиньтао объявил о выделении трех миллиардов долларов в рамках программы льготного кредитования и расширения помощи Африке. В 2009 году власти КНР пообещали африканцам еще 10 млрд долларов. Пекин также объявил о создании миллиардного фонда для кредитования средних и мелких предприятий, ввел нулевую пошлину для 95% товаров из наименее развитых африканских стран и в придачу списал им долги. Добавим к этому предоставление мед­оборудования для 30 госпиталей на общую сумму 73 млн долларов, строительство 50 школ, а также расширение программ обучения африканцев в китайских вузах. Лозунг политики КНР на континенте — «Африка должна быть для африканцев» — не остался без внимания местных лидеров. Китай легко устанавливает отношения стратегического партнерства с местными властями.

 

Африканское время

Понять национальные особенности ведения бизнеса в Африке невозможно без освоения основ делового этикета. Первое и главное — перевести стрелки на своих часах. Гринвич тут ни при чем. На континенте действует свое, «африканское время». Быстро только кенийские спортсмены бегают — в бизнесе все иначе: торопиться не надо, вы в Африке.

У психологов есть даже специальная классификация отношения ко времени в бизнес-протоколе стран и континентов — в сравнении легче почувствовать специфику.

Жесткое отношение ко времени — у Северной Европы, Германии, Северной Америки, Японии.

Умеренно жесткое отношение — это Австралия, Россия, Новая Зеландия, большинство стран Восточной, Центральной и Южной Европы, Сингапур, Гонконг, Тайвань, Китай, Южная Корея.

Так называемое гибкое отношение ко времени: арабский мир, Латинская Америка, часть стран Юго-Восточной и Южной Азии, Италия и Африка. Переговоры на континенте могут длиться долго, а вынесение, казалось бы, уже достигнутого решения — откладываться. Правда, если все-таки договорились, то обязательства, как правило, выполняются.

О встрече, как показывает опыт иностранных инвесторов, в Африке следует договариваться недели за две. Но и опаздывать при этом не следует — это дурной тон. Специалисты по африканскому этикету рекомендуют не слишком сжимать руку вашего визави при рукопожатии — так уважительнее.

Если вы в арабоязычной Африке, следует иметь в виду, что из всех форм компромисса арабы предпочитают торг. Визитные карточки и подарки принято вручать правой рукой (левой — моветон, признак неуважения).

В Южной Африке этикет схож с европейским: встречи по предварительному согласованию, переговоры довольно динамичны. Практикуются деловые завтраки, ланчи, обеды, приглашения деловых партнеров домой. Но есть и своя специфика. По мнению одного преуспевшего в ЮАР выходца из России, в этой стране уделяют особое внимание респектабельности. Скажем, приехав на прием на машине ниже уровня других гостей, вы рискуете вызвать к себе соответствующее отношение.

Словом, надо держать планку. И, несмотря на тягучее местное время, помнить старую африканскую мудрость, звучащую, впрочем, вполне современно.

В Африке каждое утро, когда встает солнце, просыпается антилопа. Она знает, что дол­жна бежать быстрее льва, иначе погибнет. В Африке каждое утро, когда встает солнце, просыпается лев. Он знает, что должен бежать быстрее антилопы, иначе умрет с голоду. В Африке каждое утро, когда встает солнце,— не важно, лев ты или антилопа, важно то, чтобы ты быстро бегал… Конкуренция.

Стартап по-африкански

Или Первый шаг к миллиону

Отель в окрестностях города Блумфонтейн в ЮАР предлагает клиентам услуги спа, ресторана, конференц-зала, а также возможность переночевать в типичной южноафриканской трущобе. Номер в этом экзотическом месте обойдется примерно в 75 евро, а ночлег в пятизвездочных корпусах отеля — в 100 — 170. Авторы ноу-хау вежливо упреждают недоуменный вопрос туриста: это единственная в мире трущоба с отоплением и беспроводным Интернетом.

Мода на «нищета-туры» в Африке набирает обороты, пишет газета El Mundo. Согласно исследованию Кейптаунского университета, 83% туристов после экскурсии рекомендуют ее друзьям и знакомым. Некоторые, правда, совершив подобные экскурсии в других уголках континента, жалуются: мол, видели масаев с мобильниками и в кроссовках. Но это лишь добавляет популярности прибыльному бизнес-начинанию. Стартап для Африки, как и мобильный телефон, стал символом времени. Молодые предприниматели не перестают удивлять разнообразием бизнес-планов и идей.

Начать с нуля

Войти в бизнес в Африке — за редким исключением — довольно просто. В Сенегале, например, действует государственная служба APIX, которая помогает инвесторам создать свой бизнес с нуля. Здесь можно бесплатно в течение одного дня зарегистрировать предприятие. Все этапы регистрации проходят онлайн. Как уверяет главный управляющий APIX, «если в восемь утра вы оставите ваш пакет документов, то в четыре часа дня вернетесь сюда хозяином зарегистрированного бизнеса».

Новые возможности стали стимулом для развития предпринимательства. В стране создан единый порядок оформления документов, которые раньше нужно было регистрировать по отдельности в министерстве юстиции, в министерстве экономики и финансов, на таможне и у нотариуса. Заполнить декларацию и оплатить налоги тоже можно онлайн.

Служба APIX не только регистрирует предприятия, но и помогает в сборе необходимых документов. Жизнь начинающим предпринимателям упрощает и унифицированная система подключения к воде, электричеству, канализации и телефонной линии.

Африка — благодатный регион для инновационных идей и стартапов. Прежде всего это касается мобильных технологий, разнообразных платформ и приложений, применяемых в самых разных сферах, начиная с банковского сектора и заканчивая сельским хозяйством.

Впрочем, в арсенале у новых африканцев есть и другие идеи, уже воплощенные или только воплощающиеся в жизнь. RV решил рассказать о наиболее интересных проектах.

 

ЮАР: Больше, чем городское такси

Транспортные услуги и одновременно площадь для размещения рекламы предлагает южноафриканская компания Mellowcabs.

Основатели этой службы подсчитали, что в среднем поездка по городу не превышает 3 миль (около 5 км), что абсолютно нерентабельно для традиционного транспорта, использующего жидкое топливо, но при этом идеально подходит для его электрических аналогов.

В парке Mellowcabs — небольшие и экологичные электрокары, изготовленные в ЮАР по международным стандартам безопасности. В крышу машины, изготовленной из переработанного термопластика, встроены солнечные батареи, а корпус (он же площадка для рекламы) подсвечивается светодиодами. В салоне электромобиля пассажир может воспользоваться встроенным планшетом, а также подзарядить мобильный телефон.

Но на этом инновации не заканчиваются. Для рекламодателей электрокар не просто передвигающийся по городу билборд. Возможности рекламы расширяются за счет геолокации. Так, пассажир, проезжая в том или ином районе, получает на встроенный планшет информацию о предложениях и акциях местных магазинов или ресторанов.

Передвигаются Mellowcabs в пределах города и по заранее установленным маршрутам. Компания предлагает свои услуги не только местным жителям в их повседневных поездках, которые за счет экономии топлива обходятся значительно дешевле, чем услуги традиционных такси, но и туристам, а также обслуживает различные мероприятия, встречи и конференции.

Вызвать электротакси можно по телефону или на сайте компании, а также с помощью специального приложения, в котором, помимо этого, можно узнать местоположение ближайшего электрокара или отследить маршрут.

 

Кения: Интернет из кирпича

Группа инженеров и программистов из Кении представила миру стартап под названием BRCK. На вид устройство представляет собой черный кирпич и, по заверениям разработчиков, сохраняет одно из его главных свойств — прочность. На самом деле это беспроводной Wi-Fi роутер, который можно использовать в буквальном смысле в полевых условиях. Ему не страшны ни грязь, ни вода, а заряда батареи хватает на 8 часов работы. Подзарядить агрегат можно от любого устройства, а также от солнечной батареи на его корпусе. А можно и наоборот, заряжать гаджеты — с роутера. Одновременно к сети можно подключать более 20 устройств, а сам BRCK обладает 4 гигабайтами встроенной памяти и другими дополнительными возможностями.

С таким гаджетом стабильный беспроводной доступ к Интернету гарантирован даже в тех районах, где случаются перебои с электричеством.

           

Танзания: Солнечная энергия для всех

Команда специалистов запустила в Танзании стартап в области экоэнергетики — KARIBU solar power. В переводе с суахили Karibu означает «Добро пожаловать». Главной целью этого социально ориентированного бизнес-проекта является распространение солнечной энергии на континенте. А главное — она должна стать доступной для всех, включая малоимущих граждан.

Компания изготавливает небольшие светильники, состоящие из трех частей: лампа, батарея и солнечная панель. Продаются они не «пакетом», а по частям: по принципу «от аренды — к приобретению» (rent to own). Потребители приобретают лампу и батарею, от которой можно также зарядить мобильный телефон. На ежедневную подзарядку батареи уходят те же деньги, что прежде приходилось платить за керосин. Но зато через 30 дней семья становится полноправным обладателем и самой солнечной панели.

 

Нигерия: Плати где угодно

Недавно появившемуся нигерийско-финскому стратапу IroFit Payments за шесть месяцев удалось собрать 600 тыс. долларов. «Плати где угодно» — гласит слоган компании. Идея бизнеса проста: разработчики создали и запатентовали технологию осуществления платежей в режиме реального времени, для которых не требуется Интернет. Для транзакций используется GSM-соединение с мобильного телефона, при этом безопасность платежей соответствует современным требованиям и стандартам.

Проект пока не запущен, но компания рассчитывает не только облегчить жизнь рядовым покупателям, но и поднять продажи малому и среднему бизнесу.

 

Кения: Теневой доход

Компания Shades System East Africa уже несколько лет вполне легально зарабатывает деньги в тени. Бизнес-идея проста и гениальна для континента с преобладанием солнечных дней и повышенных температур: Shades System занимается продажей тентов и укрытий, начиная с чехлов для военной техники и заканчивая свадебными шатрами. Помимо автовладельцев, заботящихся о своем транспорте, клиентами компании уже стали негосударственные и гуманитарные организации со штаб квартирой в Найроби. Кроме того, продукция Shades System экспортируется в Сомали, Конго и Руанде.

 

Гана: На здоровье

Компания ClaimSync, основанная в Гане, разработала программное обеспечение, позволяющее синхронизировать на одном носителе все данные пациента, начиная с биометрических и заканчивая записями в медицинской карте. Кроме того, технология позволяет больницам и клиникам направлять запросы страховым компаниям в электронном виде, что облегчает жизнь медперсоналу и уменьшает бумажную волокиту.

Проектом заинтересовалась международная компания GenKey, занимающаяся биометрикой, она выкупила африканский стартап.

Школа для «новых африканцев»

По оценкам McKinsey Global Institute, страны Африки могут создать в ближайшее время 74 млн новых рабочих мест. Большинство вакансий должно появиться в агросекторе, промышленности и сфере услуг, где нужны квалифицированные специалисты и менеджеры. То есть «новые африканцы» с высокой мотивацией и амбициями, для которых задача стать миллионером не туманная перспектива, а личный бизнес-план. Реализовать его в Африке зачастую проще, чем в развитых странах с их высокой рыночной конкуренцией.

В современной Африке востребована практически любая бизнес-инициатива. Неудивительно, что особый интерес молодые африканцы проявляют именно к бизнес-образованию — за рубежом, а чаще у себя на родине. Во-первых, это дешевле. Во-вторых, доступнее. В-третьих, растущее качество африканских бизнес-школ и университетов высоко оценили даже европейцы: к примеру, среди студенческой молодежи Германии и Франции учеба в ЮАР стала модой.

Тенденция, как считают эксперты ООН, будет нарастать. Африка с населением почти в 1,2 млрд человек демонстрирует самые высокие темпы урбанизации в мире. Если в 1950 году численность горожан составляла всего 33 млн человек, то к 2011 году она выросла до 414 млн, а в 2015-м достигнет почти полумиллиарда. Изменения в образе жизни людей повлияют в том числе на работу системы образования. Ведь уже сегодня примерно 42% африканцев моложе 15 лет. И им надо учиться, учиться и учиться. В первую очередь бизнесу.

Расстояние сближает

Как показало исследование компании Am­bient Insight «Африканский рынок дистанционного обучения: 2011 – 2016» (The Africa Market for Self-paced e-Learning Pro­ducts and Services: 2011 – 2016 forecast and analysis), Черный континент и здесь является мировым лидером. Общий показатель роста африканского рынка e-learning составляет 15,2%. Быстрее всего он растет в Сенегале (30,4%), за ним следуют Замбия (27,9%), Зимбабве (25,1%) и Кения (24,9%). В 2011 году прибыль от электронного обучения достигла 250,9 млн долларов, а к 2016 году, по прогнозам, она утроится в четырех странах континента и удвоится еще в семи.

Уже сейчас Африка может гордиться самыми высокими в мире показателями использования таких продуктов, как готовый контент, разработка специализированных учебных программ, облачные решения для разработки контента, услуги, связанные с внедрением учебных платформ. В частности, показатель роста использования облачных e-learning продуктов составляет 38,6%.

Дистанционно учиться можно не только в африканском, но и в иностранном вузе: к подготовке африканских специалистов подключились учебные заведения Европы и США. Только по программам Эдинбургской бизнес-школы (MBA, магистратура) на континенте одномоментно обучаются более 4 тыс. студентов. Они могут выбрать e-learning или занятия под руководством одного из утвержденных партнеров по обучению в Африке. Как признается выпускник ЭБШ кениец Алпеш Вадхэр, его диплом с отличием гордо висит на стене в офисе: «Степень MBA, полученная в этой бизнес-школе, имеет вес и репутацию среди наших деловых партнеров. Гибкая модульная структура курса позволяет совмещать работу с учебой и завершить обучение за восемнадцать месяцев».

Выбор у африканских студентов достаточно велик: можно воспользоваться как очной, так и дистанционной формой обучения, можно учиться в зарубежной, а можно и в африканской бизнес-школе или университе: престиж диплома не пострадает. Но так было не всегда.

По словам ректора The Management College of the South Africa (MANCOSA) д-ра Юсуфа Кародиа, «некоторое время назад зарубежные бизнес-школы предлагали в ЮАР «облегченные» программы MBA. Они откровенно рассчитывали на невзыскательность слушателей… Можно ли представить себе MBA без финансовых дисциплин или маркетинга, например? Их деятельность была замечена правительством ЮАР, и горе-провайдеров попросили покинуть страну».

Среди попавших в этот черный список были школы из США, Австралии и Великобритании. Теперь за состоянием учебных программ следит Совет по высшему образованию. Национальный департамент образования и тренингов контролирует финансовую сторону дела. А южноафриканская квалификационная комиссия отвечает за то, чтобы правильно присваивались степени и дипломы.

«Наши программы идут на английском, но иногда мы сотрудничаем с университетами, предлагая проекты на других языках. Свою задачу на международном образовательном рынке мы видим так: восполнить недостаток бизнес-компетенций менеджеров»,— говорит д-р Кародиа.

Качественному преображению африканской высшей школы способствовали международные финансовые организации и глобальные компании. Наиболее известный пример — проект «Партнерство за высшее образование в Африке», объединивший усилия сразу семи фондов: Carnegie Corporation of New York, Ford, Rockefeller, MacArthur, Hewlett, Mellon и Kresge. В 2000 – 2010 годах они вложили 440 млн долларов в модернизацию африканских университетов.

В 2014 году Всемирный банк одобрил финансирование проекта по созданию 19 центров передового опыта в странах Западной и Центральной Африки. Университеты, выигравшие гранты, получат деньги на развитие естественнонаучных, инженерных и технических направлений, а также на медицинское образование и исследования в области сельского хозяйства. В этих целях Международная ассоциация развития, входящая в группу Всемирного банка, выделила средства для 8 стран: Нигерия (70 млн), Гана (24 млн), Сенегал (16 млн), Бенин (8 млн), Буркина Фасо (8 млн), Камерун (8 млн), Того (8 млн) и Гамбия (2 млн долларов).

 

MBA: сделано в Африке

Лидирует по числу бизнес-школ на континенте ЮАР — там их более двадцати. Далее следуют Танзания, Кения, Руанда… Несколько школ работают в Египте, крупнейшая из которых открыта при American University в Каире.

Из южноафриканских школ широкое международное признание получили University of Pretoria, University of the Witwatersrand, University of Capetown, University of Stellenbosch. В этих вузах учились и богатейшие предприниматели Африки.

Координацию и обмен опытом осуществляют профессиональные объединения: South Africa Business Schools Association и Association of African Business Schools. Коллективными усилиями удалось выработать единые стандарты бизнес-образования для всего континента.

Все выше перечисленное — государственные школы, но есть и частные. Из них две крупнейшие — The Management College of Southеrn Africa (MANCOSA) и Regent Busi­ness School, обе в ЮАР.

Как рассказывает ректор MANCOSA д-р Кародиа, его школа специализируется на обучении в удаленном доступе. Основной поток слушателей идет из 15 африканских стран, расположенных южнее Сахары. Но есть студенты, к примеру, из Новосибирска: это партнерский проект с Международной бизнес-школой Новосибирского госуниверситета экономики и управления. Приехали в ЮАР и ребята из Казахстана, Монголии, Маврикия и Сейшельских островов. Бизнес-школа расположена в Дурбане. Знак качества ей выдан еще в 1999 году Британским агентством по качеству образования (BQAA). Отличительной чертой школы является строгий гендерный подход: мужчин-студентов там столько же, сколько и женщин.

Regent Business School основана в 1998 году. Школьные программы разработаны в тесном сотрудничестве с Британским университетом. Подавляющее число слушателей учатся по General MBA.

Южно-Африканская Республика фигурирует в списках стран с наиболее качественным образованием. Иностранных студентов там пока около 30 тыс. Немного. Но это если сравнивать с такими историческими центрами образования, как США (почти 600 тыс. иностранцев), Германия (220 тыс.) и Россия (60 тыс.). Тем не менее Интернет буквально забит предложениями об учебе в ЮАР и воспоминаниями выпускников о своих студенческих годах, проведенных в этой стране. Кстати, о неуспешной послевузовской карьере автору этих строк читать не довелось.

Сегодня у африканского бизнес-образования большие перспективы, чему способствует хорошее финансирование и высокая квалификация преподавателей: большая их часть имеет кембриджские международные сертификаты CELTA и дипломы DELTA.

А главное, большой плюс обучения в Африке — его относительная дешевизна. Один год в университете или техниконе (что-то среднее между колледжем и институтом) в ЮАР обойдется в 5 – 11 тыс. долларов. Кроме того, уже на месте можно попробовать подать заявление во всевозможные фонды и кассы помощи студентам. Список этих фондов предоставляют работники учебного заведения.

Немаловажным фактором является язык обучения — английский. Кстати, чтобы стать гражданином ЮАР, достаточно прожить в стране пять лет, при этом студенческие годы идут в зачет.