Константин Полтев

Главный редактор журнала Financial One

Крюгерранд, ЮАР (1967)

Огромный успех крюгерранда поощрил другие производящие золото страны чеканить и выпускать собственные золотые монеты: канадский Золотой
Кленовый лист
(1979),
австралийский Самородок (1981),
китайская Золотая Панда (1982),
американский Золотой Орел (1986)
и британская Монета Британии (1987).

 

Золотые самородки

Самый большой в мире самородок золота был найден в Австралии в 1872 году на руднике Хилл-Энд. Он имел форму плитки длиной 144 см, шириной 66 см, толщиной 10 см и весом более 90 кг. Его назвали «Плита Холтермана». Самородок не сохранился, был пущен на переплавку. 

Второй по величине золотой самородок после «Плиты Холтермана» также был найден в Австралии, в 1869 году. Он весил 70,9 кг. Его назвали «Желанный незнакомец» и тоже пус­тили в дело.

«Большой треугольник» — так назвали самородок, найденный на Урале в долине реки Миасс 8 октября 1842 года. Вес — 36 кг. В 1842 году его оценили в 28 146 рублей. 

В России хранится богатейшая в мире коллекция золотых самородков. 

В 1967 году в Москве на выставке Алмазного фонда было представлено около 100 уникальных находок общим весом более 200 кг. 

Среди них — «Лошадиная голова» (14 кг), «Верблюд» (9,3 кг), «Заячьи уши» (3,34 кг), «Мефистофель» (20 г).

Одна из уникальнейших находок, хранящихся в Алмазном фонде, — это «Мефистофель». Его нашли в Магаданской области и поначалу даже сомневались: это творение природы или деяние рук человеческих. После тщательного обследования комиссия решила, что «Мефистофель» не подвергался искусственной обработке.

Японцы такими находками гордиться не могут. Но они нашли другой способ отличиться. В музее японского золотого рудника Той находится самый большой слиток золота в мире весом 250 кг. Слиток был изготовлен компанией Mitsubishi Materials. Его стоимость составляет 7 млн долларов. Гигант стал ответом японцев на созданный на Тайване слиток весом 220 кг.

Все оттенки желтого

Золото — металл коварный: может предать и обогатить, склонить к алчности и изменчивости. Его любят и ненавидят одновременно. В золоте ищут спасение в период финансовых бурь и забывают во времена процветания. Вот и сейчас, когда перспективы мировой экономики оптимизма не вызывают, у желтого металла появляется шанс вновь завоевать умы инвесторов, иными словами, показать значительный рост. Главное — иметь под рукой все доступные финансовые инструменты и вскочить на подножку набирающего ход поезда. Знания об Африке нам в этом помогут.

Звонкая монета

3 июля 1967 года южноафриканский золотодобытчик South African Mint Com­pany потряс инвестиционный мир. В этот день в компании отчеканили первую золотую монету, чья покупательная способность определялась не номиналом, а рыночной стоимостью металла. Она получила название «крюгерранд» (или «ранд Крюгера») — в честь Пауля Крюгера (1825 – 1904), президента Трансвааля, который руководил регионом в конце XIX — начале XX века. Особенностью новой монеты был не только полный паритет в стоимости с потраченным на ее изготовление золотом, но и тот факт, что она являлась еще и узаконенной валютой, то есть полноценным средством платежа.

С момента своего появления крюгерранд стал стремительно набирать популярность среди частных инвесторов, поскольку представлял собой наиболее простой способ инвестирования в золото. Подстегивал общий интерес к монете и взлет цен на драгметалл, который наблюдался в 70 – 80-е годы прошлого века. К 1980 году крюгерранд занимал порядка 90% мирового рынка золотых монет — такую оценку дал в тот год на страницах New York Magazine Лесли Дик, вице-президент компании-дилера Deak-Perera.

Более того, крюгерранд стал эталоном веса и цены одновременно: первые монеты весили ровно одну унцию золота (31,103 грамма). В 1980 году началась чеканка крюгерранда массой пол-унции, четверть унции и даже одной десятой. Он и сейчас популярен у инвесторов: из 6 видов основных мировых золотых монет за последние два десятилетия лишь крюгерранд показал рост спроса на фоне падающего интереса к его заграничным аналогам.

Впрочем, покупка африканской монеты, которая, к слову, все еще чеканится,— далеко не единственный доступный способ вложиться в желтый металл. О других возможностях расскажем ниже.

 

Бумаги и шахты

По данным геологической службы США, в десятку крупнейших золотодобывающих стран по итогам 2013 года вошли два африканских государства — Южная Африка (6-е место, 145 метрических тонн) и Гана (10-е место, 85 метрических тонн). На первый взгляд южный континент в мировой золотой табели о рангах представлен более чем достойно. Но история свидетельствует, что это не так. Увы, золотодобывающая промышленность африканского континента знала и лучшие времена. Например, ЮАР с каждым годом теряет позиции на рынке. На протяжении многих лет страна была мировым лидером по золотодобыче, однако с годами постепенно утратила этот статус: в 1983 году — 21,847 миллиона унций, или 64% мировой добычи, сегодня — чуть более 6%. Причина столь резкого спада довольно банальная: в течение последнего десятилетия не было обнаружено новых крупных месторождений, старые же истощаются, и бурить в шахтах приходится все глубже. К тому же время от времени вспыхивающие забастовки на рудниках не способствуют процветанию индустрии.

Все это сказывается и на местных компаниях — например, AngloGold Ashanti и Gold Fields. Первая, будучи лидером южного континента, добывает более 4 млн унций в год. Она владеет шахтами в Гане, Намибии, Гвинее, Мали и Танзании. Кроме этого, у нее есть месторождения в Австралии, Колорадо и Колумбии. Ее акции и депозитарные расписки торгуются на 6 биржах по всему миру — от Нью-Йорка до Йоханнесбурга. Капитализация — около 3,48 млрд долларов, одна депозитарная расписка (тикер на NYSE: AU) стоит 10,12 доллара.

Gold Fields хоть и добывает в два раза меньше золота, чем ее конкурент, однако имеет в своей колоде козырь в виде месторождения South Deep с доказанными запасами более 80 млн унций, что является второй по объему золотой кладовой в мире. Сейчас компания оценивается рынком в районе 2,6 млрд долларов; одна ADR стоит порядка 3,36 доллара.

Увы, но в последние годы эти эмитенты не могут похвастаться положительной динамикой в стоимости акций. В середине прошлого десятилетия расписки AngloGold Ashanti стоили и по 50 долларов, а Gold Fields — по 25 долларов. Со второй половины 2005 года в бумагах наметился нисходящий тренд, который продолжается и по сей день.

Для полноты картины стоит сказать пару слов и о менее известных африканских игроках — например, о компании Randgold Resources, имеющей листинг на Лондонской фондовой бирже и на американской Nasdaq. У нее пять действующих шахт в Мали, Конго и Кот-д’Ивуаре, а также один проект в Сенегале. В октябре 2012 года ее депозитарные расписки пересекли отметку в 120 долларов, однако с тех пор подешевели вдвое.

Впрочем, поискать преуспевающего золотодобытчика даже родом с других континентов — дело довольно хлопотное. Например, в Западной Африке добывает драгметалл австралийская компания Newcrest Mining. Канадская Kinross Gold и американская Newmont Mining Corp имеют шахты в Гане. Акции этих эмитентов также все еще находятся в фазе «медвежьего» рынка.

 

Биржевые фонды

Помимо акций золотодобытчиков и покупки физического металла следующий популярный способ инвестирования — вложение в паи ETF (биржевые инвестиционные фонды). Напомним, что ETF появились в начале 80-х годов и в то время фактически играли роль «корзин», в которые сбрасывались акции по секторальному или страновому признаку. Наиболее известный из них и самый популярный в мире — SPDR S&P 500 Trust, биржевой фонд, отражающий динамику корзины бумаг из индекса S&P 500, — был запущен в 1993 году. Через десять с небольшим лет появился первый ETF, ориентированный на инвестиции в физическое золото. И дело пошло.

Сейчас крупнейшим фондом для вложений в физическое золото является SPDR Gold Shares (его еще называют SPDR Gold Trust), отпраздновавший в середине ноября 10-летие с момента запуска. Сейчас он держит порядка 760 тонн физического металла — больше, чем Япония, Голландия или Европейский центральный банк.

Паи SPDR Gold Trust стоят в районе 110 – 112 долларов за бумагу, что соответствует рыночной капитализации фонда в районе 27,74 млрд долларов. При этом средний объем торгов по нему даже больше, чем, например, по акциям General Electric, что ставит его в один ряд с самыми ликвидны­ми биржевыми инструментами в мире.

Поскольку ETF-фондов, ориентированных на золотую промышленность, великое множество, имеет смысл разделить их на две части: инвестирующие в физические слитки и контракты с золотом и вкладывающие деньги клиентов в акции золотодобывающих компаний.

Первый тип ETF более развит и ликвиден. Тройка основных фондов, инвестирующих в золото, — уже упомянутый выше SPDR Gold Trust, а также iShares Gold Trust (тикер на NYSE: IAU; активы: более 6 млрд долларов; стоимость пая: 11,29 доллара) и ETFS Physical Swiss Gold Shares (тикер на NYSE: DGL; активы: около 960 млн долларов; стоимость пая: 114,3 доллара).

Конечно, есть и чисто локальные африканские продукты — например, NewGold Exchange ETF, который торгуется в рандах. Его можно купить на бирже Йоханнесбурга, Ботсваны, Нигерии, Маврикия и Ганы. Его стоимость — около 123 рандов (475,27 рубля по курсу ЦБ).

Второй тип ETF хоть и менее ликвиден, но все же представляет обширную географию золотодобытчиков. Возьмем, например, крупнейший из этих ETF — Market Vectors Gold Miners ETF. В структуре его корзины — акции компаний со всего мира. Основной вес составляют бумаги канадского добытчика Goldcorp (13,71%), но в то же время в этот ETF входят расписки уже знакомых нам африканских компаний Randgold Resources (4,51% вложенных активов) и AngloGold Ashanti (3,67%).

 

Золотая середина

Для активных спекулянтов, неравнодушных к желтому металлу, финансовый мир уже давно придумал специальные контракты, которые позволяют неплохо заработать (или потерять) на незначительных движениях базового актива. Речь идет о фьючерсах на золото — контрактах с ограниченным сроком обращения, позволяющих зафиксировать цену в будущем.

На американской товарной бирже COMEX фьючерс на золото с истечением в декабре 2014 года входит в десятку наиболее ликвидных срочных инструментов наряду с контрактами на 5- и 10-летние казначейские облигации, австралийский доллар, евро, иену, E-Mini S&P 500 и так далее. Главной особенностью этого фьючерса является то, что он крайне ликвиден, то есть может быть куплен или продан значительным объемом с минимальными издержками для инвестора.

Сейчас на COMEX обращается порядка 15 фьючерсов на золото, причем самый дальний из них истекает в декабре 2016 года. Размер одного контракта составляет 100 тройских унций стоимостью 116,5 тыс. долларов, однако для торговли этим инструментом достаточно в разы меньше денег, которые покроют так называемое гарантийное обеспечение по контракту. Наконец, на фьючерсах можно заработать не только на ожиданиях роста базового актива, но и его падения (игра на понижение) — чего брокеры не всегда предоставляют для операций с акциями.

Прошло уже более трех лет с того момента, когда цена на золото показала исторический максимум в более чем 1920 долларов за тройскую унцию. Сейчас она на 40% ниже. Можно найти сотню причин тому, почему золото дешевеет, но все они никоим образом не помогут вам спрогнозировать динамику цен. Поэтому самый простой способ в этой ситуации, помимо покупки слитков на черный день, — научиться торговать, ориентируясь на ценовые экстремумы. Если золото пробьет локальный минимум, значит, выше вероятность дальнейшего снижения, чем роста. Для максимальных значений логика прямо противоположная. Следуя этому простому алгоритму, вы, по крайней мере, избавите себя от постоянного анализа огромного объема зачастую пустой и ненужной информации.