Базовый доход

Безусловный базовый (основной) доход (ББД) — система социальных выплат, согласно которой каждому члену сообщества регулярно полагается определенная сумма денег. Выплаты производятся государст­вом или каким-либо другим институтом, не облагаются налогами и не обусловлены уровнем дохода и занятостью.

Авторство идеи эксперты приписывают англо-американскому философу Томасу Пейну. В книге Agrarian Justice (1795 год) он описал систему социальных выплат, при которой базовый доход получали все лица старше 21 года по принципу: каждому принадлежит доля в общем национальном производстве.

В последние годы в ряде стран осуществлены пилотные программы по введению ББД, не охватывающие, впрочем, все население этих государств.

В 1976 году на Аляске (США) основан фонд, ежегодно выплачивающий жителям региона средства, размер которых зависит от продажи нефти, добываемой на этой территории.

В нефтеносном Кувейте, где осуществляется немало разовых социальных выплат, правительство выдает ежемесячное пособие в размере 170 долларов каждому несовершеннолетнему и 300 долларов — каждой домохозяйке (речь идет только о гражданах страны).

В Бразилии, Индии и Намибии эксперименты с ББД проходили на уровне отдельных деревень. По существу, они сводились к модели монетизации льгот. И имели успех. Что, впрочем, не подвигло власти этих стран сделать систему ББД универсальной в общегосударственном масштабе.

Программа ББД — также в качестве ограниченного эксперимента — запускается сейчас в Утрехте (Нидерланды). Власти города намерены привлечь несколько десятков человек, которые будут получать безусловный основной доход в размере 900 евро на человека (1300 евро на семейную пару).

В европейских странах обсуждается возможность различных моделей ББД. В ФРГ, например, группа экономистов предлагает автоматическое ежемесячное увеличение банковского счета каждого гражданина на 1500 евро (для взрослого) и на 1000 евро (для ребенка). Профессор Венского университета экономики (Австрия) Франц Хёрманн считает, что ББД должен формироваться на основе минимального набора товаров и услуг. Какие перспективы у этих идей в контексте охватившего Европу «кризиса беженцев», пока неясно.

Дальше других продвинулась в этом направлении Финляндия, намеренная в 2017 году ввести первый пилотный проект по ББД в масштабах всей страны. Но его цена вызвала в стране бурные дискуссии.

 

Финский социальный проект

В Финляндии планируют запустить систему безусловного базового дохода (ББД) в 2017 году. В ноябре 2016-го власти уже представят расчеты по пи­лотному проекту. Когда система заработает в полную силу, пока неизвестно.

По замыслам, ББД призван заменить систему социальных пособий. Каждый гражданин страны будет ежемесячно получать по 800 евро. Налогом эта сумма не облагается.

Сторонники идеи полагают, что ББД упростит забюрократизированную систему социальных гарантий: не нужно будет тратить время на подсчет, распределение и контроль за выплатами пособий. Кроме того, если люди уверены, что не останутся без денег, они смогут спокойнее искать себе подходящую работу. Такая система поддержит и тех, кто занимается малым бизнесом или только думает о собственном деле. Система ББД будет вводиться поэтапно: первое время часть пособий сохранится, а выплаты составят 550 евро.

Оппоненты, между тем, говорят о крайней дороговизне этой затеи: правительству она обойдется в 52 млрд евро в год.

Как в швейцарском банке

В июне в Швейцарии пройдет референдум о введении безусловного базового дохода (ББД) для всех граждан страны. Что это: чистый социализм или прагматичный расчет? Альпийская конфедерация может позволить себе и то и другое без всякого ущерба для экономики и кошельков своих граждан.

Если в июне 2016 года граждане Швейцарской Конфедерации проголосуют за, все они получат право на гарантированные ежемесячные выплаты в 2500 франков, дети — 625 франков (уважаемый читатель легко уточнит размер этих сумм в евро по текущему курсу).

Эксперименты с введением безусловного базового (основного) дохода проводились во многих странах и даже имели успех. Но общегосударственной политикой так и не стали. Причина очевидна: на уровне пилотных проектов — отдельных категорий населения или микрорегионов — результат позитивен, а для государства в целом, с финансовой точки зрения, это дело неподъемное. Швейцария может стать первой страной, где всем гражданам гарантирован минимальный ежемесячный доход, не зависящий ни от уровня доходов, ни от занятости. Цена вопроса для государства — внушительные 208 млрд швейцарских франков в год. Из них 150 млрд придется на доходы от сбора налогов, прочее предполагается брать из фондов соцстрахования.

Альпийская конфедерация, как утверждают эксперты, может себе это позволить. У нее нет нефти и «нефтефранков», но в этой стране сделано все, чтобы всегда быть там и тогда, где и куда текут деньги.

 

Швейцарский шоколад

В компании Baker’s Chocolate вам обязательно расскажут историю о том, как в далеком 1745 году некий аристократ зашел в кофейню отведать экзотический напиток, сводивший с ума всю просвещенную Европу. Горячий шоколад подала девушка, перед обаянием которой гость не смог устоять. Помимо предложения руки и сердца он подарил ей картину, заказанную швейцарскому художнику Жану Этьену Лиотару — позировала мастеру сама невеста. «Шоколадница», шедевр, который ставят в один ряд с полотнами Вермеера и Шардена, украшает ныне коллекцию Дрезденской галереи. Но есть у него и другая жизнь: разносчица шоколада по сей день приносит деньги, и немалые. В 1862 году американская компания Baker’s Chocolate приобрела права на использование картины, сделав изображение швейцарской девушки с подносом одной из старейших торговых марок в мире. А швейцарский франк стал международным средством платежа при оплате пошлин и сборов за международную регистрацию товарных знаков.

Шоколад и деньги — бренды Швейцарии. Более того, бренды-близнецы, имеющие одинаковое происхождение. В альпийской стране не производятся какао-бобы, она никогда не имела колоний, богатых этим сырьем, но первой научилась делать плиточный шоколад, поставила производство на поток и стала мировым лидером на рынке, воспользовавшись лишь одним преимуществом: через Швейцарию проходили важные торговые пути. То же и с день­гами.

На протяжении XVII века местные менялы осваивали европейские города, ссужали деньги и вели обменные операции. Постоянными клиентами менял (а в сущности уже банкиров) были и французские короли, и прочие титулованные особы. Сделки держались в тайне. Ведь швейцарцы по большей части были протестантами, иначе говоря, еретиками, с которыми вельможа-католик не мог иметь никаких отношений.

Именно так прижился принцип конфиденциальности. Швейцария обрела визитную карточку с надписью: Банковская Тайна.

Финансовая игра — как и шоколадная — была сделана. Для развития успеха достаточно было одного: следовать традиции.

Но для начала цифры из новой «шоколадной» жизни (в принятом мировыми финорганизациями долларовом эквиваленте). Доходы на душу населения Швейцарии (по паритету покупательной способности — PPP) выросли с 56,1 тыс. долларов в 2012 году до 58,1 тыс. в 2014-м. Чистый скорректированный семейный доход после выплаты налогов на единицу населения в среднем превышает этот показатель по ОЭСР. В последние годы Швейцария демонстрирует отличные результаты в рейтинге Индекса качества жизни (Better Life Index).

Фокус в том, что идея нынешнего швейцарского социализма основывается не только на деньгах. По абсолютным «душевым» показателям Швейцарию обходят Гонконг, США, Бруней, Норвегия, Сингапур, Люксембург и Катар. Но там по части подобных нововведений высказываются осторожно. И в самом деле: социализм (а что такое ББД, как не шаг навстречу известному принципу "взять — и поделить«) — прямая дорога к иждивенчеству, безделью и, соответственно, спаду экономики. Вопреки этим опасениям, в Швейцарии введение гарантированного ежемесячного пособия отнюдь не отобьет у граждан желания трудиться. Такое мнение высказал агентству ТАСС Даниэль Строб, координатор комитета по проведению намеченного на июнь референдума. Это подтверждают и опросы, проведенные компанией Demoscope: лишь 2% респондентов заявили, что уволятся, если им будут гарантированы ежемесячные выплаты, и еще 8% не исключают такой возможности.

«Большинство людей хотят вести осмысленную жизнь. Может быть, они решат отдохнуть месяца три после введения безусловного базового дохода. Но потом им это надоест, и они все равно вернутся к работе, — уверен Даниэль Строб. — Побудительным мотивом к труду будет и тот факт, что 2500 франков дохода в месяц — сумма, по швейцарским меркам, относительно скромная... Что же касается экономики, то она не потерпит катастрофы. Она адаптируется к переменам». Сейчас ВВП Швейцарии составляет 600 млрд франков, и треть этой суммы можно было бы распределить между всеми гражданами, считают инициаторы референдума.

Словом, речь идет о своего рода договоре между властью и обществом, основанном на полном доверии, залогом которому, как было отмечено выше, — традиции.

 

Традиции

Что такое традиция по-швейцарски, когда речь идет о деньгах? Принцип первый: в деньгах все должно быть прекрасно. Эскиз банкнот, которые в 1907 году начал эмитировать Нацбанк, выполнил художник Фердинанд Ходлер, один из самобытнейших мастеров модерна. Но бурные дискуссии вокруг его творчества коснулись и купюр. Чтобы охладить страсти, в Нацбанке решили пойти по, казалось бы, беспроигрышному пути: изобразить на билете достоинством в 500 франков вышивальщиц знаменитых кружев из Аппенцелля. За дело взялся другой живописец — Эжен Бурнан. Картинку следовало скопировать с реальной фотографии, но мастер увлекся: изобразил на купюре рядом с кружевницами свою кузину. Разразился грандиозный скандал.

Вот вам и принцип второй: попирать традиции — даже в творчестве — в Швейцарии непозволительно. После

Первой мировой войны деньги — в художественном смысле — решили немного «приглушить» и вместо живописцев пригласили графиков. Но (смотри принцип первый) тяга к прекрасному брала свое. Хотя на сей раз над чистым искусством довлела традиция как таковая. Денежные банкноты как национальное достояние вошли в полную гармонию с культурным достоянием страны. На них появились портреты архитектора и художника швейцарского происхождения Ле Корбюзье, композитора Артюра Онеггеру — далее по списку.

«Какова страна, такова и валюта, ею учрежденная, — консервативная, осмотрительная и надежная», — говорил газете Le Temps заведующий архивом Национального банка Швейцарии Патрик Хальбейсен. Сила швейцарской экономики и ее денег — в приверженности традиции. Основа традиции — стабильность, надежность, и как результат — доверие.

История современного швейцарского франка началась в 1848 году с принятием конституции, рассказывает Патрик Хальбейсен. До этого в соответствии с законом, введенным Наполеоном в 1803 году, деньги выпускали сами кантоны и епископства. С укреплением конфедерации в 1848 году федеральные власти, пытаясь активизировать торговлю, ввели систему валютного паритета с французским франком, а в 1865 году Швейцария вошла в Латинский валютный союз. Страны (первоначально это Франция, Бельгия и Италия) договорились привести свои деньги к биметаллическому стандарту (4,5 г серебра; 0,290322 г золота; соотношение 15,5 : 1). Союз ослаб, а вскоре и распался (1927 год), но Швейцария придерживалась этого соотношения вплоть до 1967 года.

Крах Бреттон-Вудской системы (в 1971 году доллар «приостановил» конвертируемость, иначе говоря, снял с себя обязательство быть обеспеченным золотом) не застал Швейцарию врасплох. Берн вводит плавающий валютный курс. И реализует его настолько успешно, что в 1992 году выходит из европейской зоны экю и пускается в автономное плавание.

Роман с евро, начавшийся 6 сентября 2011 года, тоже продлился недолго и оборвался без предварительных уведомлений 15 января 2015 года в 09.30 по местному времени. Центробанк Швейцарии сообщил об отмене валютного порога к евро. В течение 10 минут франк взлетел ко всем валютам мира, побив все мыслимые исторические максимумы. Рынок назвал это «шоком». Для всех, кроме самой Швейцарии.

Швейцарский франк свободен. Для этого у него есть все основания. Золотовалютные резервы страны на 31 декабря 2013 года составляли 536,3 млрд — пятое место в мире. А швейцарские банки, вопреки периодически возникающим громким скандалам, по-прежнему служат надежным убежищем для частных и корпоративных активов со всего мира.

И полная тайна вкладов.

 

Цюрихские гномы

Откуда появилось расхожее выражение: «деньги любят тишину»? Версий много, правда — одна. Еще в 1713 году Великий совет кантона Женева постановил, что банкирам «запрещается разглашать информацию кому-либо, за исключением самого клиента или случаев, когда на разглашение информации дано явно выраженное согласие Городского совета». В финансовую «гавань молчания» обращались европейские купцы, монархи и, говорят, даже сам Наполеон. Так могло бы продолжаться бесконечно, если бы не одно но.

Соседние страны, в первую очередь Германия и Франция, тишину отнюдь не жаловали. Начался колониальный раздел мира, потребовавший огромных ассигнований на создание боеспособных армий и вооружение, рассуждает эксперт по офшорным зонам писатель Николас Шэксон. То есть Швейцария оказалась окруженной странами, у которых было все: и колониальные империи, и доступ к сырью, и военно-морской флот, и торговля, и многое другое. А что оставалось делать швейцарцам? Они начали готовить принципиально иной путь, уже наполовину сформировавшийся: ставка была сделана на политику нейтралитета.

«Вы — третья сторона, соблюдающая принцип невмешательства во время чужих войн, на этом можно делать огромные деньги. Вы вольны по-прежнему иметь деловые отношения с каждой из воюющих держав, вы пользующийся доверием и никому не угрожающий посредник. Из этого положения можно извлекать большую прибыль, — пишет Шэксон. — Если какой-нибудь немец хотел заниматься коммерцией во Франции (или наоборот), он делал это через Швейцарию, которая обеспечивала прикрытие и предоставляла незасвеченные компании для завершения сделок».

Однако не только это способствовало процветанию альпийской страны. Война затягивала враждующие государства в воронку кризисов, а деньги искали тишины. И находили ее в нейтральных странах, валюты которых оставались сильными и даже укреплялись вследствие притока иностранного капитала. Швейцария стала финансовой гаванью в силу мощных традиций, существующих уже семь столетий и связанных с политикой тридцати или сорока семей. Если вы принадлежите к одному из этих кланов, у вас в руках весь мир, говорит историк Себастьен Жийо.

Но каждой гавани нужна своя логистика. «Цюрихские гномы» — такое название в середине 60-х закрепилось за коммерческими банками Швейцарии с легкой руки британских лейбористов, обвинявших швейцарских финансистов в спекуляциях с британским фунтом. Первоначально это была большая тройка: United Bank of Switzerland, Swiss Bank Corporation, Credit Suisse. В 1995 году первые два объединились, в результате чего возник UBS AG. По оценкам экспертов, обладая сравнительно небольшим собственным капиталом, «цюрихские гномы» контролируют активы, превышающие ВВП страны.

Так и хочется спросить: какой страны? По разным оценкам, на счетах и в хранилищах швейцарских банков нашли убежище ценности, которые могут потянуть не на один ВВП. Как предположил один крупный банкир, мы и подумать не можем, сколько нам открытий чудных готовят тайники «цюрихских гномов»: от золота и многомиллиардных счетов до уникальных произведений искусства.

По опубликованным данным все выглядит так. Основная доля прибыли швейцарских банков приходится на операции с иностранной валютой, драгметаллами и управление портфелями ценных бумаг. При этом если принять в расчет только управление транснациональным частным капиталом, то Швейцария держит около 30% мирового рынка!

Плюс — страна относится к «налоговым оазисам». Там минимальный налог на релевантную прибыль (то есть прибыль от географически мобильных финансовых услуг); там нет прозрачности операций при применении схем оптимизации налогового планирования в сфере финансовых услуг (залогом тому Закон о тайне банковских вкладов от 1934 года, к которому мы еще вернемся); там либеральное валютное законодательство, то есть вы имеете право не публиковать отчетов о значительной части банковских операций, неограниченно ввозить и вывозить валюту и золото.

А есть еще страховые компании, получающие более 70% премий из-за рубежа. Перестрахование, при котором страховщик передает часть ответственности другим компаниям, стало основным видом деятельности швейцарских страховщиков. Тут Швейцария занимает 4-е место в мире. Говорить о том, что альпийское государство — мировой финансовый центр, наверное, уже не стоит.

 

Только бизнес — и ничего личного

«Швейцарские законы о банковской тайне, — отмечала в 2009 году газета Financial Times, — были приняты в 1934 году отчасти для защиты от нацистов немецких евреев и профсоюзных деятелей». Но были и иные мнения.

Принцип больших денег — только бизнес, и ничего личного. Банковская тайна открывала для его толкования безграничные возможности. Клиент — хозяин ситуации, кем бы он ни являлся. Сотрудничество с нацистами в 1939 – 1945 годах — самый громкий скандал в истории швейцарской финансовой системы.

На волне разоблачений и судебных исков в 1996 году (работала специальная комиссия Пола Волкера, бывшего председателя ФРС США) Швейцария согласилась на проведение собственного расследования. В итоге, по данным Банка Швейцарии, в ходе Второй мировой войны главной целью регулятора была поддержка доверия к франку через прочную привязку к золотому стандарту. В этих целях осуществлялись массированные закупки золота. В том числе у стран Оси (Германия, Италия и Япония) было приобретено золота на 1,355 млрд франков; у союзников (США, Великобритания, Канада) — на 1,823 млрд. За весь период войны золотой запас страны вырос на 2,122 млрд франков. С 1939 по 1945 год Рейхсбанк перевел на швейцарские счета золота на 1,655 млрд франков.

8 марта 1945 года Швейцария подписала соглашение с союзниками о прекращении операций с нацистами и замораживании их активов. Между тем в прессу просочились ужасающие подробности: будто бы через три недели между Германией и Швейцарией было подписано новое соглашение о перемещении еще трех тонн трофейного золота, часть которого составляли переплавленные зубные коронки и обручальные кольца, снятые с узников концлагерей.

В суды посыпались теперь уже коллективные иски. В августе 1998 года швейцарские банки согласились выплатить 1,25 млрд долларов в качестве компенсации...

В начале нулевых в прессе заговорили, что крепость пала: банковская тайна приказала долго жить. Слухи оказались преувеличенными. Банковская тайна, конечно, подчиняется некоторым законам и ограничениям. По крайней мере, финансовые власти Швейцарии периодически подают такие сигналы, уверяя, что ни террористы, ни лица, подозреваемые в коррупции, не могут использовать ее банки в качестве прикрытия. К примеру, в марте 2009 года Федеральный совет постановил снять оговорку в отношении статьи 26 конвенции ОЭСР об избежании двойного налогообложения. Швейцария обязуется оказывать странам, с которыми она подписала такое соглашение, административную помощь не только в случае налогового мошенничества, но и в случае уклонения от уплаты налогов. Частная жизнь клиентов при этом остается, как и прежде, неприкосновенной.

В декабре 2012 года Федеральный совет конкретизировал стратегию «чистых денег», целью которой является урегулирование вопроса в отношении незадекларированных денежных активов. Введена норма об анонимном взимании налога на сбережения. Заметьте — анонимном. То есть и казне прибыток, и клиентам конфиденциальность.

В феврале 2013 года вступил в силу Федеральный закон о международной помощи в налоговых вопросах. В Гражданском кодексе, в Законе о принудительном взыскании долга, Законе о несостоятельности (банкротстве), в Уголовном праве, в Кодексе об административных правонарушениях или в случае возбуждения уголовного дела также предусмотрены некоторые ограничения, связанные с банковской тайной: соответствующая информация может быть раскрыта по решению суда без согласия клиента.

Но то, что наработано веками, не разрушишь в одночасье.

С 2008 по 2013 год длился налоговый спор между Швейцарией и США. Консуль­тантов банка UBS подозревали в пособничестве американским клиентам в уклонении от уплаты налогов (оставим за скобками этого повествования россиян, держащих в Швейцарии свои авуары — это отдельная тема). Власти США требовали выдачи данных около 20 тыс. американских клиентов. В 2009 году UBS выплатил 780 млн долларов штрафа. Американцы, между тем, настаивали на своем: Швейцария в итоге согласилась передать данные на 4450 клиентов.

В 2014 году руководству Credit Suisse пришлось оправдываться перед постоянным подкомитетом Сената США по контролю над расследованиями. Сенаторы раскопали множество хитростей, к которым прибегали банкиры. Но разве это хитрости? Это традиция! Credit Suisse признал ответственность за нарушение американского финансового законодательства, запрещающего брокерам оказывать консультационные услуги без лицензии Комиссии по ценным бумагам и биржам США (SEC), и выплатил штраф в 196 млн долларов. В январе 2012-го в суде Нью-Йорка начинается судебное разбирательство против трех работников банка Wegelin. Под подозрением и другие банки.

Самое любопытное то, как на все это отреагировали швейцарцы. Министр финансов Эвелин Видмер-Шлумпф представил проект разрешения спора: швейцарские банки должны сами решать, сотрудничать им с властями США или нет...

Британское исследовательское агентство Z/Yen Group, составляющее рейтинги международных финансовых центров на основе их значимости, отводит Цюриху второе место в Европе после Лондона. Цюрих получил отлично за деловую культуру, инфраструктуру, налогообложение, квалификацию персонала, доступ на другие рынки и — обратите внимание — за репутацию.

В январе 2015-го швейцарский франк качнулся, набрал воздуха в легкие — и отменил привязку к евро, добавив в весе 25% к доллару и 30% к евро (по данным на 15.01.2015). Традиция и репутация отыграли свое. Во времена кризисов и нестабильности золото и инвестиции всегда приходили на помощь швейцарскому франку и швейцарским банкам. Так или иначе, Национальный банк готов проводить валютные интервенции в неограниченном объеме. Не обошлось и без жестких мер. Чтобы снизить спрос международных инвесторов на франк, НБШ также опустил ставку рефинансирования практически до нуля и ввел негативные проценты для хранения денег на корреспондентских счетах. Взамен на веками гарантированную безопасность и конфиденциальность вкладчикам придется смириться с тем, что генерируемые проценты будут небольшими. Зато швейцарский франк снова стал независимым. Его не волнует турбулентность в еврозоне с ее мигрантскими синдромами и даже цены на нефть. Мудрые инвесторы это понимают.

В феврале 2015-го, почти сразу после «швейцарского шока», прошла информация о том, что впервые в истории американская корпорация Apple планирует разместить облигации в швейцарских франках. Это подтвердило Debt Capital Market — подразделение Credit Suisse. Сам банк получил от Apple мандат ведущего посредника на выпуск облигаций (совместно с Goldman Sachs). Эксперты предполагают, что именно низкий процент выплат по займам стал для Apple решающим при выборе Швейцарии и франка.

 

В шаге от социализма

Но вернемся к референдуму о введении ББД — безусловного базового дохода для всех граждан Швейцарской Конфедерации. И в очередной раз удивимся: ведь 56% опрошенных швейцарцев полагают, что проект не будет одобрен. «Счастью своему не верят?» — спросит читатель, не осознавший, что значит сила традиций в отношениях государства и общества. Разобраться в этой ситуации и впрямь непросто.

С одной стороны, страна в этом плане действительно идет впереди планеты всей. Как пояснил агентству ТАСС Даниэль Строб, координатор комитета по проведению референдума, точный размер ББД пока неизвестен. Окончательную сумму определит закон: «Сумма будет определена в результате долгого политического процесса и дискуссий. На каком-то этапе размер пособия вынесут на голосование». Пока цифры 2500 франков для взрослых и 625 для детей остаются. Но против введения ББД возражало правительство. Не поддержал его в декабре 2015-го и парламент. По их мнению, под угрозу может быть поставлена нынешняя система социального страхования. Критикуют ББД представители бизнеса, которых не радует возможный рост налогов. Недовольны и профсоюзы, считающие, что «с бедностью нужно бороться посредством создания рабочих мест и установления достойной зарплаты», а не выплаты одинакового для всех ББД. Инициативный комитет по организации референдума готов бороться: «Мы находимся в процессе перехода от традиционной рыночной экономики к рыночной экономике, основанной на ББД. И такой переход потребует нескольких десятилетий...»

Но с другой стороны — в этом-то и состоит главный парадокс, — сомневаются сами граждане, для которых доверие к власти основано на многовековой традиции. Швейцарские избиратели не раз демонстрировали политическую осторожность и консерватизм, когда дело касалось экономических реформ и расходов бюджета. В частности, в мае 2014 года большинством голосов на референдуме была отвергнута инициатива профсоюзов об установлении на федеральном уровне оплаты труда не менее 4 тыс. франков в месяц, а в марте 2012 года было отклонено предложение о введении для всех 6-недельного отпуска. Можно ли такое представить в какой-либо другой стране? Принцип «взять — и поделить» — это, похоже, не для благополучной альпийской конфедерации.

Куда же ведет ее Даниэль Строб? Сам он объяснил это вполне доходчиво: «При коммунистической системе предпринимается попытка предоставить каждому то же, что и другим. Что же касается безусловного базового дохода, то его цель совершенно противоположная: дать каждому то, что позволит ему отличаться от других. ББД дает людям экономическую свободу, позволяя быть самими собой». Vox populi — последняя инстанция.

Наталья Калашникова