Игра на понижение - Russian View

Константин Полтев

Главный редактор журнала Financial One

Игра на понижение

Краткое руководство для желающих заработать на финансовых рынках, летящих вниз

Кризис — это время возможностей. В применении к биржевой торговле это означает, что даже если идет массовая распродажа ценных бумаг, индексы валятся к минимальным значениям, а в среде инвесторов царит паника, опытный участник торгов всегда найдет способ заработать.

В шортáх, как в шелках

В мае 2014 года на международную конференцию инвесторов Ira Sohn Investors Conference приехал весь свет профессионального инвестиционного сообщества. Менеджеры крупнейших хедж-фондов собрались, чтобы обсудить ситуацию на рынках, послушать товарищей по цеху и выудить друг у друга перспективные идеи.

Среди выступавших был и 41-летний менеджер хедж-фонда PointState (10 млрд долларов под управлением) Захари Шрайбер. Опытный финансист привлек внимание публики необычным докладом, суть которого сводилась к простой мысли: летом 2014-го пора открывать короткие позиции по нефти.

Этот вывод многим на тот момент показался безумным. Дело в том, что чистая длинная позиция трейдеров (ставка на рост) на сорт WTI составляла 33 млрд долларов, а цена «бочки» уверенно держалась на уровне 90 –100. Весь мир следил за событиями на востоке Украины, которые могли перерасти в полномасштабную войну, да и Ближний Восток изрядно штормило. Все это отчетливо указывало на то, что нефть просто обязана дорожать.

Однако Шрайбер оказался прав. Более того, он не только агитировал с трибуны продавать нефть «в короткую», но и сам сделал крупную ставку на ее падение. К концу января 2015 года нефть подешевела до 45 долларов за баррель, а PointState Capital заработал миллиард.

В августе 2015 года стремительно пошел вниз фондовый рынок Японии. Кого-то эти события в буквальном смысле свели с ума, кого-то — навсегда выбили из деловой колеи. Но только не 36-летнего трейдера из Токио, известного в Интернете под ником CIS. Этот социопат и заядлый игрок в компьютерные игры умудрился, не поднимаясь с дивана, заработать на шорте фьючерса на индекс Nikkei порядка 27 млн долларов, чем привлек внимание агентства Bloomberg, сделавшего о нем целый репортаж.

Практика игры на падении хорошо отработана в мире. В 2007 году звездам биржевых операций бросил вызов уроженец Нью-Йорка Джон Полсон. Его инвестиционный фонд Paulson&Co сумел заработать на обваливающемся американском рынке 3,7 млрд долларов. Считается, что он едва ли не первым спрогнозировал «схлопывание» ипотечной пирамиды в США. По распространенной легенде, Полсон собрал своих аналитиков и поручил им найти сектор экономики, в котором надувается пузырь (в том, что таковой обнаружится, сомнения у инвестора не было). Вскоре те указали на subprime mortgages — некачественные ипотечные кредиты.

И Шрайбер, и CIS, и Полсон использовали самый популярный способ заработка на падающем рынке. Суть шорта, или шортинга, в следующем: участник рынка считает, что стоимость определенного актива снизится в будущем. Тогда трейдер берет в долг этот актив и тут же продает его. Если расчет оказывается верным, то через некоторое время участник торгов откупает назад подешевевший актив, а разницу между ценой продажи и откупа кладет себе в карман.

Эта операция доступна всем — и новичкам, и профессиональным трейдерам. Зашортить можно большинство ликвидных инструментов: нефть, золото, акции «Газпрома» или Apple. Главное — делать это с умом...

 

Ставка на банкротство

В начале 2014 года акции производителя биологически активных добавок Herbalife стоили больше 80 долларов, а капитализация компании составляла почти 7,5 млрд. Ничто вроде бы не предвещало бури, однако не все верили, или, точнее, хотели верить, в безоблачное будущее знаменитого бренда.

На тропу войны вышел одиозный и влиятельный инвестор Билл Акман и его фонд Square Capital Management. Проанализировав отчетность Herbalife, он решил, что компания якобы представляет собой не что иное, как типичную финансовую пирамиду, которая выживает только за счет притока новых клиентов — распространителей продукции. Акман не только стал набирать акции в шорт, но и активно пропагандировал в СМИ идею о порочности бизнес-модели своей потенциальной жертвы, стремясь довести ее до состояния банкротства. Масла в огонь добавила не самая хорошая отчетность компании, которая выходила в тот период. Реакция рынка после такого информационного тарана не заставила себя долго ждать: бумаги снижались практически весь 2014 год и к январю 2015-го дошли до отметки 30 долларов.

Ставка трейдера против Herbalife доходила до 1 млрд, а сам он за полгода заработал в совокупности порядка 30% при среднем показателе по индустрии на тот момент в 2,5%. В свое время известный биржевой спекулянт Джордж Сорос разработал «теорию рефлексивности рынков». Трейдеры, по его мнению, принимают решения о покупках и продажах ценных бумаг, исходя из ожиданий цен в будущем. Но так как ожидания — это категория психологическая, то на них можно оказывать определенное информационное воздействие. Настроения отдельных участников рынка, по этой теории, отражаются на характере рыночных операций, что может исказить воздействие фундаментальных факторов на рынок.

Эту теорию Сорос успешно использует на практике: если кризиса на дворе не просматривается, он создает его сам. К примеру, весной 2009 года власти Венгрии оштрафовали Soros Fund Management на 2,2 млн долларов за умышленный обвал акций крупнейшего в стране банка OTP. Случались операции и более изощренные. В 2011 году некий инвестор сумел заработать 10 млрд долларов, сделав ставку на 850 млн долларов в соотношении 10:1 на то, что кредитный рейтинг США «AAA» будет понижен. 5 августа агентство S&P действительно понизило рейтинг до «АА+», а 8 августа индекс Dow Jones рухнул на 5,5%. Обладал ли трейдер инсайдерской информацией, история умалчивает. Но, как предположили едва ли не все влиятельные газеты, к операции мог быть причастен все тот же Сорос.

 

ПУТная сделка

Дмитрий Черемушкин, российский трейдер, основатель компании Xelius Group, призер конкурса «Лучший частный инвестор» 2008 года, вспоминает свою сделку 2010 года: «Выходили данные по ВВП США, и они оказались настолько хуже прогнозов, что я нажал кнопку «продать в шорт» на все возможное плечо и за 40 секунд заработал свою годовую зарплату».

Шорт актива — самая простая операция, которая может принести солидный доход тому, кто сделает правильную ставку на снижение или обвал рынка. Но есть и более интересный способ сорвать куш...

Российский портфельный управляющий Андрей Есин, снискавший себе славу благодаря своим ярким выступлениям в качестве приглашенного эксперта РБК-ТВ в кризис 2008 – 2009 годов, любит вспоминать октябрьский эфир 2008 года, когда он поделился со зрителями стратегией, принесшей ему 1300% прибыли за полгода! Проанализировав ситуацию, которая складывалась в американской экономике, он предположил, что скоро кризис доберется и до России, и тогда стоимость российских активов существенно упадет. Поэтому в апреле 2008 года Есин купил опционы put на индекс РТС со страйком 2400 и стал ждать. Поначалу ситуация развивалась не в его пользу. «На майском росте рынка мне буквально взрывало голову. Я плохо пережил май», — вспоминает трейдер. Тем не менее он не стал закрывать сделку, приняв решение удерживать позицию до конца. И не прогадал. С майских максимумов к осени 2008 года индекс РТС провалился на несколько порядков. Put-опционы, купленные Есиным весной, к середине осени выросли более чем в 10 раз, принеся своему владельцу солидную прибыль.

Опцион действительно позволяет кратно увеличить вложенные средства при ограниченном риске. По своей сути это контракты, имеющие срок действия (неделя, месяц, квартал), которые дают своему владельцу право на покупку (колл-опционы) или продажу (put-опционы) базового актива в будущем по оговоренной цене.

У стратегии покупки опционов есть один большой плюс — соотношение потенциальной прибыли к возможным убыткам может в теории стремиться в бесконечность. Доход от покупки опциона put в случае, если базовый актив начнет резкое движение вниз, не ограничен, в то время как сам трейдер рискует только стоимостью опциона, которая к моменту окончания срока действия может обнулиться. Справедливости ради стоит отметить, что такое, согласно статистике, происходит в 80% случаев, поэтому простая покупка этих контрактов, как правило, заканчивается фиксацией убытка.

Но если трейдеру повезет, то на него посыплются деньги как из рога изобилия. Впрочем, в стратегии покупки опционов есть свои нюансы и подводные камни, поэтому, прежде чем подступиться к этим видам биржевых активов, стоит тщательно изучить матчасть.

 

Сладкий пай

Третий популярный способ заработать на кризисе — купить паи биржевых инвестиционных фондов (ETF), которые ставят на понижение стоимости групп акций, индексов, товаров или даже валют.

Например, покупая бумаги фонда Ultra­short Nasdaq Biotechnology (тикер BIS), вы тем самым надеетесь на падение стоимости биотехнологических и фармацевтических компаний, входящих в отраслевой индекс Nasdaq Biotechnology. Более того, приставка Ultra означает, что ETF работает с двукратным плечом. Получается, что любое движение в индексе отражается на стоимости паев фонда с удвоенной силой. Акции из списка Nasdaq Biotechnology, отбираемые в этом фонде для открытия коротких позиций, должны обладать рядом свойств: капитализация компании — 200 млн долларов и выше, средний дневной оборот по бумаге — не меньше 100 тыс.

С начала года стоимость паев фонда Ultrashort Nasdaq Biotechnology подскочила почти на 53%, и в начале марта они торговались по 44 доллара за акцию.

Впрочем, есть и противоположные примеры. Так, фонд UltraShort MSCI Brazil (BZQ) за тот же период провалился в цене на 41,1%, поскольку бразильский рынок, на который он делает «медвежью» ставку, показывает серьезный рост.

То же самое творится и с бумагами фонда UltraShort Gold Miners (GDXS), который с двукратным плечом шортит акции золотодобывающих компаний. Если посмотреть на график биржевого поведения золота с начала года, то становится понятно, почему наш ETF подешевел почти на 60%.

 

Ставка на черное

Пытаясь заработать на кризисе, участник биржевых торгов должен иметь в виду несколько важных моментов. Во-первых, такая возможность является кратковременной. Если посмотреть на графики американских индексов, то они растут десятилетиями и резко обваливаются в те­чение месяца-двух. Затем опять следует постепенный рост. Поэтому найти эффективную точку, чтобы войти в игру, очень сложно. Многие биржевые эксперты сделали себе имя на том, что «профессионально» ожидают и предсказывают обвалы, однако серьезно прислушиваться к их советам вряд ли стоит. Разумеется, если долго предсказывать кризис, то он рано или поздно случится, но ценность такого прогноза невелика.

Во-вторых, надо контролировать потери, ведь можно промахнуться с уровнем входа, и лишь соблюдение правил риск-менеджмента спасет брокерский счет от обнуления.

Ну и, в-третьих, помнить наставления мудрых. К примеру, такое: «Октябрь — один из самых опасных месяцев в году для игры на бирже. Остальные опасные месяцы: июль, январь, сентябрь, апрель, ноябрь, май, март, июнь, декабрь, август и февраль». Марк Твен.