Александр Чудодеев

Заместитель руководителя Института актуальных международных проблем Дипломатической академии МИД РФ

Обыкновенное чудо

Можно ли создать государство-компьютер? Оказывается, можно. Его изобретателем является первый премьер-министр Сингапура (1959 – 1990 гг.) Ли Куан Ю. Сам он так и говорил: «Сингапурцы — это электронные чипы огромного компьютера Сингапурская Республика».

У этого человека много наград, как от собственной страны, так и от иностранных держав, включая Россию: в этом году Ли Куан Ю получил орден Почета «За большой вклад в укрепление дружбы и сотрудничества с Российской Федерацией, развитие научных и культурных связей». Формулировка, впрочем, кажется не совсем полной. Заслуги автора сингапурского экономического чуда гораздо шире. К советам Ли внимательно прислушиваются в Москве. Да и сам мэтр не раз встречался с первыми лицами России и даже своим личным присутствием благословил открытие Московской школы управления в Сколково, войдя в 2007 году в ее попечительский совет.

Чем привлекателен опыт Сингапура, страны-компьютера под брендом Ли Куан Ю? Ответ не так прост, как может показаться на первый взгляд.

 

Миссия лидера

«Для нас Сингапур — это прежде всего источник опыта накопления инноваций. Нам интересен сингапурский опыт менеджмента, который в ряде сфер уникален. Именно правильный выбор конкурентных преимуществ и ставка на них — кратчайший путь к выходу современной России на динамичную модель экономического роста», — считает директор департамента Азии и Африки Минэкономразвития РФ Евгений Попов. В конце марта 2014 года он участвовал в круглом столе «Россия — Сингапур: возможности экономического сотрудничества».

Но это теперь между нашими странами подписан «Меморандум о взаимопонимании по вопросам сотрудничества в области ОЭС» (2006 год), проводится совместное планирование технопарков в России, работает межправительственная комиссия по вопросам торговли, инвестиций, информтехнологий, транспорта, здравоохранения, образования. Это сейчас русскоговорящая община экспатриантов в Сингапуре насчитывает около 5 тыс. человек, в городе-острове работают около 400 российских компаний, а темпы роста потока наших туристов бьют все рекорды: более 70 тыс. в прошлом году.

А что в России, да и в мире в целом знали о Сингапуре до начала 60-х годов, когда начались реформы Ли Куан Ю? Да, собственно, ничего. Кроме строчки из известной песни Александра Вертинского и того, что валовой национальный продукт в расчете на одного сингапурца был одним из самых низких в Азии — 400 долларов США. К слову, в 2013 году, по данным МВФ, этот показатель достиг почти 53 тыс.— восьмое место с мире!

...Когда Ли и его сподвижники обсуждали будущий план действий, страна здорово отставала в своем развитии. Почти половина населения была безграмотной. Бюджет складывался из платы за обслуживание британской военной базы и предоставления посреднических услуг в торговле сырьем. Сингапур не имел своей армии. Полиция почти полностью состояла из представителей пятой колонны — этнических малайцев. Малайзия вообще могла поглотить Сингапур одним движением — взять и перекрыть водопровод с пресной водой. А тут еще Лондон решил предоставить Сингапуру свободу, а заодно и закрыть военную базу.

Позже Ли Куан Ю так обозначил свое кредо: «У меня несгибаемый характер. Если я убежден в чем-то, то буду добиваться цели. Это миссия лидера». Кроме того, команда реформаторов была прекрасно образованна. Сам Ли окончил с отличием Лондонскую школу экономики, потом изучал юриспруденцию в Кембридже. Там же, в Британии, он научился играть в гольф, осознав, что полезные связи заводятся именно на зеленых полях и спортплощадках. Там же женился на студентке Кембриджа, своей землячке Ква Гок Чу, которая одарила его тремя детьми и стала незаменимым помощником до своей смерти в октябре 2010 года.

Вернувшись на родину, Ли в 1954 году создал Партию народного действия (ПНД). На первых же парламентских выборах в 1959 году она получила 43 из 51 депутатского мандата. С тех пор ПНД никого из своих политических оппонентов и близко не подпускала к кормилу власти.

Кто-то, возможно, спросит: ну какая же это демократия? Авторитаризм, да и только! В этом и есть парадокс сингапурского чуда.

В Сингапуре строго пресекаются антиобщественные проявления (кстати, жесткое подавление студенческих волнений на площади Тяньаньмэнь в 1989 году Ли Куан Ю поддержал). Но пусть кто-то из говорящих о нарушениях прав человека в Сингапуре продемонстрирует хоть один мало-мальски известный случай произвола. Кроме того что в стране запрещены песня битлов «Желтая подводная лодка» (за якобы восхваление британского империализма), курение в общественных местах, мужчинам наказано носить длинные брюки, а женщинам — чулки даже в страшную жару, ничего другого «антидемократического» в Сингапуре нет и в помине.

Зато есть безопасность граждан, полная экономическая свобода (в рейтинге Doing Business Сингапур традиционно занимает лидирующие позиции) и прорыв в постиндустриальное «общество знания». Но парадоксов хватает.

Воровство, насилие, коррупция и распространение наркотиков караются смертной казнью через повешение. До сих пор существуют и наказания кнутом. Запрещены азартные игры, зато разрешена игра на бирже. Легитимны все церковные культы, но СМИ подцензурны.

Мужчины, женящиеся на дипломированных женщинах, получают вознаграждение, а недипломированные женщины, заводящие второго ребенка, платят штраф. Неграмотным рекомендуется стерилизоваться в обмен на солидную сумму денег.

Ли Куан Ю как-то заявил, что хорошее образование можно получить лишь тогда, когда в семье не больше двух детей. Сказано — сделано. Теперь полицейские по вечерам обзванивают многодетные семьи и напоминают о необходимости пользоваться контрацептивами.

В изложении Ли Куан Ю формула успеха звучит так: «Мы воспользовались расширением мировой торговли, привлекли инвестиции, и в течение жизни одного поколения граждане Сингапура перепрыгнули из третьего мира в первый». Но по большому счету Ли Куан Ю не стремился изобретать велосипед и предлагать какой-то особый путь. Он взял на вооружение те рецепты, которые уже доказали свою эффективность в других государствах, и применил их в специфических условиях своей страны. Национальной политике (в Сингапуре проживают несколько крупных этносов) Ли учился у СССР, системе налогового и финансового управления — у США. И своего старшего сына Ли Сянь Луна — ныне премьер-министра Сингапура — наряду с английским заставил изучать русский язык.

И с оппозицией Ли вел себя по азиатским меркам более чем лояльно. Одно время решительно боролся с распространением коммунистических идей. Но когда к нему обратились бежавшие в Китай сингапурские коммунисты и предложили обменять свою лояльность на высокие посты в правительстве и партии власти, Ли Куан Ю согласился. В результате большинство политических и экономических проблем по сей день решаются в Сингапуре спокойно и мирно.

Сложнее оказалось с выбором экономической модели. Реформаторы перебрали, кажется, все варианты — от судостроения до электроники. Мысль создать в Сингапуре международный финансовый центр пришла неожиданно.

 

Золотая мысль

Однажды Ли и его экономические советники обратились по каким-то своим делам к вице-президенту сингапурского отделения Bank of America. Последовало неожиданное: «Приезжайте ко мне в Лондон. Сингапур станет финансовым центром лет через пять...»

«...Взгляните на глобус,— приступил к своему уроку банкир.— Финан­совый день начинается в Цюрихе в 9.00. Чуть позже открываются банки во Франкфурте, еще позже — в Лондоне. Вечером они закрываются — сначала в Цюрихе, потом во Франкфурте, позднее — в Лондоне. В то время открыты финучреждения в Нью-Йорке. Когда закрываются нью-йоркские банки, они уже переведут потоки в Сан-Франциско. Когда офисы прекращают работу и там, то до 9.00 по швейцарскому времени в финансовом мире наступает тишина! Сингапур сможет принять финансовую эстафету между закрытием банков в Сан-Франциско и их открытием в Цюрихе. Таким образом, впервые в истории станет возможным круглосуточное банковское обслуживание!»

За осуществление проекта власти Сингапура взялись, засучив рукава. Поначалу операции на местном финансовом рынке сводились к привлечению средств зарубежных банков для кредитования региональных. Затем был взят курс на торговлю иностранными валютами и ценными бумагами. Позже заработал рынок стандартных контрактов и инвестиционно-банковских услуг. В 1984 году биржа Сингапура стала, кроме фьючерсов на золото, торговать финансовыми контрактами. Ее работа выстраивалась по принципам Чикагской товарной биржи, а организация клиринга между двумя площадками позволила осуществлять круглосуточную торговлю. К началу 2000-х в Сингапуре проводились торги по целому ряду региональных фьючерсных контрактов, в том числе на индексы фондовых рынков Японии, Тайваня, Таиланда и Гонконга.

В 1975 году был создан суверенный фонд Сингапура Temasek — крупнейшая в Азии инвестиционная компания. Возглавила ее — вполне в традициях сингапурского «экономического авторитаризма» — невестка Ли Кван Ю и жена премьера страны Хо Чин. 2013 год компания закончила с рекордным результатом: 215 млрд долларов чистых активов.

Не были забыты и интересы иностранных инвесторов. Почти 20 лет (с 1968 по 1985 год) отсутствовал налог для нерезидентов на вывоз капитала. Иностранцев пустили к работе на бирже. Налог GST (аналог НДС) составляет 7%, и он не обязателен до оборота компании в 4 млн долларов США. Налог на прибыль — от 0 до 17% (в первые три года работы — от 0 до 8,5%, далее — выше). Доход, полученный за пределами Сингапура, налогом не облагается. Как и дивиденды акционеров.

Грамотно осуществлялся и финмониторинг. Ли Куан Ю быстро завоевал репутацию бескомпромиссного борца с финансовыми аферами. Когда случились кризисы 1998 и 2008 годов, финансовый рынок Сингапура — практически единственный в мире — почти не пострадал.

Но не МФЦ единым жив Сингапур. Собственно, и не пошло бы все это как по маслу, не начни Ли Куан Ю широкомасштабную модернизацию.

Еще в 60-е годы в Сингапуре появилось свое Сколково. Точнее, это наше Сколково строится ныне по лекалам индустриального Джуронга, города-спутника Сингапура. Еще в далеком 1961 году было образовано Управление экономического развития, получившее в мире название «сингапурского единого окна». Деятельность чиновников оценивалась по одному принципу: чем выше бизнес-успехи иностранного инвестора, тем выше доходы местного куратора. Сейчас чиновники Сингапура — одни из наиболее высокооплачиваемых в мире.

Случались и скандалы. Так, на коррупции погорел министр национального развития. С ним лично переговорил Ли Куан Ю, да, видимо, столь жестко, что тот решил свести счеты с жизнью. Трагедия обернулась благом. Тот случай официально считается последним в истории независимого Сингапура, когда был пойман за руку чиновник высшего ранга.

Пришлось подумать и о том, как защитить страну. С помощью израильских советников сингапурская армия стала одной из самых боеспособных в Юго-Восточной Азии.

 

Россия — Сингапур

Многие российские эксперты отмечают, что сингапурское экономическое чудо — рывок в группу передовых стран на фоне стимулирования предпринимательства и фактической несменяемости власти — может стать моделью для России, пытающейся вырваться из тисков сырьевой зависимости. И, похоже, в Москве эта мысль по душе многим. Помимо раздачи наград и титулов (Ли Куан Ю, к примеру, является Почетным доктором МГИМО и Дипакадемии МИД РФ) российская политическая элита в принципе готова следовать его советам. Объявлено о создании МФЦ. В Сколково строится свой Джуронг. Модернизируется армия. Ведется решительная борьба с коррупцией.

По мнению наблюдателей, российско-сингапурские связи тоже развиваются динамично. Постоянно работает Российско-Сингапурский деловой форум. Планируется открыть в городе-острове Российский культурный центр.

Товарооборот за последние пять с лишним лет, по данным сингапурской стороны, вырос в три раза и на конец 2012 года составил более 6 млрд долларов США (российские оценки чуть скромнее). Конечно, цифра не очень внушительная, если сравнивать с объемами китайско-сингапурской или японо-сингапурской торговли, где речь идет о десятках миллиардов долларов. При этом, несмотря на акцент, сделанный в сотрудничестве на сферу высоких технологий, Россия продолжает экспортировать практически один и тот же перечень товаров. Для примера приведем товарную структуру экспорта в 2009 – 2011 годах: 60% — нефть и нефтепродукты, 15% металлические руды и их полуфабрикаты, 11% — уголь, лесоматериалы, рыбное сырье, 9% — металлопрокат, 5% — другое.

Впрочем, на уровне регионов некий разворот все же просматривается. В ходе деловых форумов была проведена презентация «Казань Смарт-сити: Новый деловой центр России». Речь шла о создании в Татарстане особой экономической зоны «Иннополис». Тверская область заключила соглашение о реализации инвестиционных проектов с сингапурской строительной компанией Oxley Holdings Limited (капитализация активов более 2 млрд долларов).

По словам директора Европейского подразделения Агентства по продвижению экспорта Сингапура Анне Хо, с российскими регионами идет сотрудничество в области Особых экономических зон, сфере образования, городского строительства, сельского хозяйства, передачи опыта менеджмента и логистики. Кроме того, Сингапур — это площадка для выхода на рынки других стран ЮВА. «В нашей стране исключительные возможности для инвестиций, привлекательное налогообложение»,— обратилась Анне Хо к российским предпринимателям.

В ходе мартовской бизнес-миссии 2014 года Фонд «Сколково» провел переговоры о поддержке резидентов инновационного центра в странах Юго-Восточной Азии с государственным агентством SPRING Singapore и несколькими бизнес-инкубаторами. «Уверен, результатом станут конкретные истории успеха технологических компаний из Сколково в Сингапуре, Индонезии, Малайзии, а также в других странах региона»,— заключил директор департамента фонда Максим Михайлов.

По результатам I квартала 2013 года количество новых зарегистрированных компаний в Сингапуре выросло на 6% по сравнению с тем же периодом прошлого года.

Теперь, когда Европа продолжает ощущать последствия затянувшегося экономического кризиса, а отношения России со Старым Светом заметно похолодали, поворот лицом к Востоку, к странам Юго-Восточной Азии, становится неизбежным. При этом финансовым, деловым и инвестиционным центром ЮВА остается Сингапур, город-компьютер под брендом Ли Куан Ю.