Четвертый Рим - Russian View

Кирилл Дыбский

Обозреватель

Лалибэла (Эфиопия)

Город, расположившийся на высоте 2500 метров над уровнем моря, бывшая столица Эфиопии (XII – XIII вв.) — поистине свято место. Почти все жители Лалибэлы исповедают православие.

Свое название город получил от имени правителя Гебре Мескель Лалибэлы. По легенде, в момент рождения принца налетел пчелиный рой. Мать усмотрела в этом знак свыше: слетелись воины, которые будут служить ее сыну. И нарекла Лалибэла, что означало «пчелы признают его власть».

Заняв трон, царь-праведник стал основателем ныне всемирно извест­ного города. Лалибэла попытался построить новый Иерусалим в ответ на захват в 1187 году священного города мусульманами. С тех пор многие места в эфиопской Лалибэле носят библейские имена, а реку, протекающую в городе, называют Иорданом.

Город Лалибэла известен всему миру своими монолитными церквями —шедеврами скальной архитектуры. Большинство церквей, как полагают исследователи, возведены в период правления Гебре Мескель Лалибэлы в XII – XIII веках, хотя точных дат никто не называет.

Всего в Лалибэле насчитывается 13 церквей, объединенных в четыре группы:

Северная: Бет Медхане Алем, крупнейшая монолитная церковь в мире и место нахождения креста Лалибэлы. Она соединена с церквями Бете-Марьям (возможно, самой старой из этих храмов), Бете-Голгофа (известна своими произведениями искусства), часовней Селассие и могилой Адама.

Западная: Бет Гиоргис — церковь, считающаяся самой изящной и лучше всех сохранившейся.

Восточная: Бет Амануэль, Бет Мерко­риос, Бет Абба Либанос и Бет Габриэль-Руфаэль.

В последнюю группу входят монастырь Ашетан Марьям и церковь Йимре­хане Кристос.

 

 

Храм Ура Кидане Мехрет 

Одно из строений монастыря Милосердия, расположившегося на полуострове Зеге озера Тана и посвященного Святому покровителю Эфиопии Георгию Победоносцу.

Церковь, построенная в XVI веке и принявшая свой современный вид веком позже, является излюбленным местом туристов. Внутри храма стены украшены фресками на библейские мотивы и сюжетами из жизни эфиопских святых.

Полуостров посещал и знаменитый норвежский путешественник Тур Хейердал. Здесь он заготавливал материал для строительства «Ра» и «Ра-2».

Четвертый Рим

Африка раскрывает объятия православию. Мы-то все были уверены, что именно святая Русь — есть Третий Рим, а четвертому не бывать. Но вот же он, набожный и шумный «черный Рим» — продуваемый ветрами Сахары и ароматом цветущих саванн. Четвертый Рим...

На стене православного храма черная грифельная доска, где в столбик начертаны слова, смысла которых я разобрать не в силах. Но, о чудо! Рядом мелом вкривь и вкось написан перевод — печатная кириллица с трогательными ошибками: «Отче наш, иже еси на небеси...» Прослышав, что на его службе будут два журналиста из России, кенийский священник написал слова главной православной молитвы и на языке африканского племени кикуйю, и на русском, тщательно срисовав кириллические буквы из церковной книги...

Православие основательно обживает африканский континент. Хотя правильнее сказать, это скорее Африка раскрывает объятия православию. Мы-то все были уверены, что именно святая Русь — есть Третий Рим, а четвертому не бывать. Но вот же он, набожный и шумный «черный Рим» — продуваемый ветрами Сахары и ароматом цветущих саванн. Четвертый Рим...

 

...Всея Африки

Говоря о библейской географии, мы зачастую имеем в виду территорию нынешней Палестины, Сирии и, пожалуй, Египта. Хотя роль африканского континента в Библии куда важнее и весомее. И уж если совсем погрузиться в глубину веков, то легендарная подруга мудрого Соломона, царица Савская, по мнению ряда ученых, была самой настоящей черной африканкой. Да и многократно упоминаемая в Библии страна Офир, откуда древний мир черпал золото, красное дерево, ладан и сакральное знание, согласно одной из версий, располагалась на африканском побережье Индийского океана.

Что же касается христианства, то, по словам православного миссионера отца Серафима (Мальцева), оно тесно связано с Африкой — и культурно, и исторически. К примеру, та же эфиопская церковь по своей древности может соперничать с главными христианскими конфессиями планеты. В Деяниях же упоминается, как апостол Филипп по наущению Ангела окрестил знатного чернокожего нубийца. Да и сам древний Александрийский патриархат был создан апостолом Марком на территории Северной Африки еще в I веке нашей эры.

Кстати, в Москве его подворье расположено на Славянской площади в храме Всех Святых на Кулишах — напротив памятника Кириллу и Мефодию.

До начала ХХ века влияние александрийского патриарха распространялось лишь к северу от Сахары. Сами верующие имели по большей части греческие корни. А все, что к югу от «матери всех пустынь», еще в эпоху великих географических открытий попало под влияние католических священников и пасторов Реформации.

Ситуация изменилась перед Второй мировой войной: внезапно на территории Черной Африки православие начали принимать в массовом порядке именно исконные ее жители. Ларчик открывался просто: греческие колонисты и местные энтузиасты мало-помалу распространяли православное мировоззрение и вероучение среди коренных африканцев. Из их числа стихийно возникли довольно крупные общины, канонически не примыкавшие ни к одному из религиозных центров. Лишь в 1956 году, после долгих мытарств, все они были приняты под омофор Александрийского патриархата. Сегодня множество темнокожих православных можно встретить и в Уганде, и в Танзании, и в Кении, где располагаются самые крупные общины. А еще в ЮАР, Нигерии, Гане, Конго, ДРК, Камеруне и даже на Мадагаскаре.

 

Черный епископ

На сегодняшний день, по неофициальным данным, число коренных африканцев, исповедующих греческую версию православия, достигает шести миллионов человек. Для Африки, где еще недавно доминирующими конфессиями считались католицизм и протестантизм, это немало! Православные объединены в четырнадцать митрополий, одну архиепископию и четыре епископии.

Единственное, что отличает Африку,— это почти полное отсутствие на континенте монастырей, которые, как известно, играют огромную духовную роль в православной жизни.

Зато в столице Кении Найроби уже более 30 лет действует крупная Православная семинария им. архиепископа Макариоса III, управляемая Александрийским патриархатом.

Кстати говоря, именно Кению сегодня можно считать центром православной жизни на континенте: порядка 300 приходов и более 600 тыс. прихожан.

А все началось в начале ХХ века с нескольких христианских миссионеров из африканского племени кикуйю, которые откололись от англиканской Церкви шотландской миссии, организовав сеть собственных просветительских центров. В это время через Кению проезжал епископ Даниил-Александр — харизматичный глава неканонической Африканской православной церкви, которую он сам же и основал. Пастырь встретился с «раскольниками» и предложил им перейти под свой омофор.

В 1935 году владыка Александр открыл в Кении крошечную семинарию и рукоположил двух священников и двух диаконов. Одним из них оказался некто Артур Гатуна, получивший имя Георгий. Это и был будущий православный епископ всея Кении — личность, как показали последующие события, весьма неординарная и даже историческая.

Спустя какое-то время лидеры маленькой православной общины развили бурную активность, обратившись к александрийскому патриарху с просьбой принять их под свою руку. Письмо долго блуждало по инстанциям, и лишь после окончания Второй мировой войны Кенийская церковь была «принята в общение» с Александрийским патриархатом.

В 1952 году в Кении вспыхнула антиколониальная партизанская война, получившая в истории Африки название «Мау-Мау». В стране ввели чрезвычайное положение. Католическое и протестантское духовенство восстание осудило, назвав его «бунтом язычников». А вот деятельность православных общин, симпатизирующих повстанцам, колониальные власти жестко пресекли. Большинство православных храмов были закрыты, часть — сожжены, а их духовенство отправилось в концлагеря.

Артура Гатуну упекли в тюрьму, в которой он провел 10 лет вместе с будущим президентом Кении Джомо Кениатой.

Лишь в 1973 году отец Гатуна наконец получает заветный епископский посох и прозвище Черный Епископ. Но уже год спустя оказывается в центре бурного внутрицерковного конфликта. Дошло до того, что в 1979 году Гатуна лишают сана, и тот переходит под юрисдикцию неканонического Синода противостоящих. Все бы ничего, но вслед за харизматичным пастырем «уходит в раскол» и значительная часть кенийских православных.

Сегодня, как принято говорить среди клириков, тот раскол уврачеван. Более того, в 2006 году с епископа Георгия (к тому времени уже покойного) официально были сняты наложенные на него прещения (наказания), а все рукоположенные им священники были приняты обратно в Александрийский патриархат.

Так что Черный Епископ занял заслуженное место в истории Африки. Ведь благодаря ему она получила право называться православным континентом.

 

Верую!

Если вы оказались в Кении или Уганде и при этом не побывали на православном богослужении в деревенской глуши, то считайте, не увидели главного. Лично мне повезло. Прежде всего поразили сами храмы: они, как правило, в африканской глубинке очень скромные. Тот, в котором побывал я, был размером чуть больше строительного вагончика. Склепанный из гофрированного кровельного железа, с утоптанным земляным полом, иконами, распечатанными на принтере, и двумя (по местным понятиям — роскошь!) вентиляторами по углам.

Православие в Африке — это свет, причем не только в божественном, но и в бытовом смысле. В местных храмах есть, как правило, электрический генератор — часто единственный на всю деревню. Так что верующие приходят сюда не только беседовать с Богом, но и подзарядить свои мобильные телефоны. Колокола имеются только на кафедральном соборе. А в глубинке их с успехом заменяет африканский барабан. При его помощи созывают прихожан на обедню, под него на Пасху выходит крестный ход, его звуки провожают почивших в последний путь.

Африканское богослужение — отдельная тема.

Самая острая проблема местных приходов — нехватка церковной утвари, облачений, богослужебных книг. Так что ризу тут занашивают в буквальном смысле до дыр.

Читают Евангелие и поют псалмы в церквях обычно по-гречески, но сегодня все чаще слышен суахили. Женщины, как правило, молятся отдельно от мужчин. В храмах не возбраняется сидеть. Кстати, русский обычай молиться стоя у моих знакомых кенийцев вызывал почтительный восторг.

Служба весьма коротка. Зато после нее следует долгая и обстоятельная проповедь батюшки, которую паства слушает с пристрастным вниманием. И не дай бог ошибиться в молитвах или в цитатах из Писания. Из-за нехватки книг некоторые прихожане все заучивают наизусть, а потому с интересом следят за эрудицией своего священника.

«Проповедь — это, пожалуй, самое главное для африканца. Прежде всего потому, что в этой части Африки сильны позиции протестантов, которые слывут очень сильными проповедниками. Вот и приходится местным православным батюшкам с ними конкурировать на равных»,— рассказывает наш собеседник отец Серафим.

После окончания литургии начинается ее неформальная, а потому самая запоминающаяся часть. Верующие радостно славят Христа танцами и песнями под бубны и барабаны еще часа два, после чего следует совместная трапеза. Говорят, что сначала греческие миссионеры считали это язычеством и искореняли всеми силами. Но теперь смирились, а где-то даже поощряют. Оно и понятно: глупо требовать от жизнелюбивых масаи или кикуйю истовости и подвижничества афонских старцев.

По словам архиепископа Кирилла (Говоруна), сегодня православные миссионеры пытаются разъяснять новообращенным смысл вероучения и основы православной традиции, не вторгаясь глубоко в культурную и ментальную самобытность своих прихожан.

И порой приходится мириться, когда те же масаи после литургии отправляются, к примеру, на суровый обряд инициации мальчиков, которому, как ни крути, уже тысячи и тысячи лет.

И, конечно, стоит сказать о самих «черных православных». Как известно, жители Экваториальной Африки — люди добродушные, открытые, доверчивые. И вера у них чистая, радостная, непосредственная. Похожая на ту, которую застали апостолы у первых христиан. Поэтому и о страстях Христовых в четвертом Риме скорбят искренне, а Воскресению Спасителя радуются шумно и весело — от всей африканской души.