Валерий Федоров

Генеральный директор ВЦИОМ

Юлия Баскакова,
Анна Жирикова (ВЦИОМ)

Пять эпох в российском общественном мнении (1987–2017)

С какими настроениями страна пришла к выборам-2018

Тридцать лет назад мы жили совсем в другой стране — в Советском Союзе. Союз был одним из двух полюсов силы на планете, строившим коммунизм и не нуждавшимся в изучении общественного мнения. «Учение Маркса всесильно — потому что оно верно» — вот, собственно, и вся социология. В середине 80-х экономическая стагнация и проникновение новой информации и идей из-за железного занавеса побудили Михаила Горбачева начать перестройку. Появились ожидания, что коммунистическая система падет или как минимум станет более гибкой. 

В 1987 году в СССР был создан ВЦИОМ — первая профессиональная служба, с тех пор регулярно проводящая опросы общественного мнения. На протяжении прошедших лет драматические изменения в идеологии, культуре, политическом строе и экономической системе сопровождались резкими сменами настроений, их периодическими поворотами на 90 или даже на 180 градусов, завышенными ожиданиями и чрезмерными разочарованиями. Такова в принципе природа общественного мнения — многослойного, подвижного и труднопредсказуемого. 

 

Распад СССР (19871991) 

К концу 1980-х экономика страны пребывала в затяжной стагнации. Перестройка, начавшись как умеренная экономическая реформа, не принесла обещанного благосостояния, но вскрыла ряд острых проблем, обнажила внутренние противоречия, маскировавшиеся властью, расшатала аппарат управления. Уже в 1989–1990 годах стагнация перешла в острый кризис, отягощенный к тому же возникновением мощных сепаратистских движений на национальных окраинах СССР. В нашей стране, как ядре советской системы, сформировалась собственная антикоммунистическая и пронациональная оппозиция во главе с Борисом Ельциным. Эта борьба привела в конце 1991 года к окончательному краху компартии и распаду СССР. 

Главными тенденциями в общественном мнении последнего периода существования СССР стали нарастание недовольства коммунистической идеологией и политикой, растущий запрос на перемены, гласность и плюрализм мнений. Наибольшую обеспокоенность вызывал рост цен, нарастающий дефицит продовольствия и предметов повседневного спроса. Почти половина респондентов (46%) не исключала возможности наступления массового голода. Перестройка (метко переименованная философом Александром Зиновьевым в «катастройку») стала мощнейшим социотрясением, стрессом для огромного большинства советских людей. 

В 1989 году уже каждый четвертый поддерживал идею многопартийности, а каждый второй верил в положительное влияние демократизации на экономическое положение страны (диаграмма 1).

Параллельно одним из главных результатов перестройки респонденты называли нарастание неуверенности в завтрашнем дне. Это ощущение сопровождалось кризисом национальных отношений и усугублением экономического кризиса (диаграмма 2). В 1990 году в «топ чувств», укрепившихся у людей за последний год, попали жестокость, агрессивность (42%), усталость, безразличие (39%), страх (32%), отчаяние (24%) и растерянность (23%). 

Распад Советского Союза подорвал доверие населения к политической системе в целом и к руководству страны в частности: с 1990 по 1992 год рейтинг одобрения деятельности Горбачева упал в 4 раза (с 44 до 11%), а Ельцина с 1991 по 1992 год — в 2 раза (с 33 до 17%). Но запрос на демократические изменения привел к власти новую политическую команду, которую возглавил именно Борис Ельцин. 

 

Лихие девяностые (19921999) 

Девяностые годы стали наиболее драматичным периодом за весь рассматриваемый нами тридцатилетний отрезок времени. Новое государство, новый строй, новая экономика — все это к концу 90-х оказалось в руинах. Территория страны резко сократилась, ВВП упал примерно вдвое по сравнению с предыдущим периодом (диаграмма 3). Травматичные экономические преобразования сопровождались острой борьбой за выбор направления развития государства, кульминацией которого стал в 1993 года расстрел российского парламента. За ним последовал в конце 1994 года внутренний конфликт в Чечне. 

Доверие населения к власти снижалось. Недовольство вылилось в массовые акции протеста, ярким примером которых стал митинг шахтеров в Москве. Дефолт — финансовый кризис 1998 года – окончательно подорвал легитимность и политического, и экономического курса Ельцина. 

Главным страхом стала гиперинфляция. Надежд на прекращение роста цен практически никто не испытывал: большинство (81%) полагало, что цены продолжат расти. 

Ожидания от рыночной экономики в тогдашнем ее варианте не оправдались: она только увеличила социальную дифференциацию между богатыми и бедными (82%), усложнила жизнь (69%) и не привела к улучшению (65%). Многократно возросло социальное неравенство — общество раскололось на небольшой слой сверхбогатых и массу бедных. Это привело политическую систему к кризису легитимности — тотального недоверия со стороны всех слоев населения. 

Поддержка населения, которой ранее пользовалась политика Ельцина, быстро ослабла, звучали требования о его досрочной отставке или ограничении полномочий. Так, за два года — с 1997-го по 1999-й — уровень недоверия к президенту вырос вдвое: с 35 до 68%. 

Девяностые годы до крайности актуализировали запрос на формирование такого политического режима, который смог бы закончить внутреннюю войну: обеспечить экономическую стабилизацию, навести порядок в стране, вернуть ее гражданам чувство собственного достоинства и уверенности в завтрашнем дне. В 1999 году первый президент России сложил полномочия, передав власть преемнику — Владимиру Путину. 

 

Стабилизация и экономический подъем (20002007) 

В нулевые был выбран курс на наведение порядка, фронтальный рост благосостояния населения, потребительский бум, высокую лояльность населения к власти. 

Появление в 2000-х у руля Владимира Путина повлекло за собой ряд преобразований, направленных на укрепление властной вертикали. На фоне растущих цен на нефть увеличился ВВП, восстанавливалась и развивалась промышленность и сельское хозяйство, наблюдался приток иностранных инвестиций, как следствие — существенно росли реальные доходы населения. Доля людей, живущих за чертой бедности, снизилась вдвое (с 29% в 2000 году до 13% в 2007-м). В отношениях между властью и обществом установился неформальный договор о лояльности и принятии установленных норм и правил в обмен на обеспечение благосостояния и социальной поддержки. 

В то же время в Чечне вплоть до 2009 года продолжалась война. В Москве и других городах страны прогремели теракты. Негативный международный резонанс от жестких действий Владимира Путина по подавлению сепаратизма существенно осложнил отношения между Россией и Западом. 

Появление у власти Путина и его первые действия вызвали у россиян надежды на позитивные изменения. Сильными сторонами нового президента называли энергичность, волю, способность навести порядок в стране, слабыми — связь с окружением Ельцина (42%), чуждость интересам народа (35%). 

Надежды на улучшение качества жизни оправдались: в 2000-е годы произошло существенное повышение благосостояния населения. Изменилась модель потребительского поведения. Так, к 2007 году абсолютное большинство россиян (84%) владели квартирой или домом, могли себе позволить крупную бытовую технику — цветной телевизор (89%), холодильник (89%), стиральную машину (78%). Люди могли планировать крупные траты, такие как ремонт (30%), обучение детей (18%), отдых по путевке (15%). 

Стабильная ситуация в экономике отразилась на оценках и прогнозах населения относительно своего материального положения: почти каждый третий прогнозировал улучшение своей жизни, значительно меньшая доля (17% в 2003-м и 12% в 2007 году) предсказывала ухудшение (диаграмма 4). 

На этом фоне политические дискуссии воспринимались как менее важные, ушли на второй план. Экономический подъем способствовал укреплению позиций Путина. Действия федерального центра во второй Чеченской войне (1999–2000 годы) пользовались поддержкой большей части населения: более 70% респондентов поддерживали штурм Грозного и выступали за продолжение наступления федеральных войск (диаграмма 5). 

 

 Время кризисов (2008–2013)  

Мировой экономический кризис 2008–2009 годов подорвал избранную Россией в нулевые годы модель развития с опорой на экспорт дорогостоящего природного сырья и кооперацию с Западом на этой основе. Параллельно усилились противоречия по поводу контроля над постсоветским пространством: если Путин рассматривал его как безусловную сферу влияния России, то США и Евросоюз никогда не соглашались с таким курсом. В таких условиях программа модернизации, выдвинутая новым президентом России Дмитрием Медведевым, лишалась шансов на реализацию, а он сам — на переизбрание на новый срок. 

Президентство Медведева началось с осложнения международной обстановки на кавказских границах России. Конфликт был разрешен в результате операции по «принуждению Грузии к миру». Президент обозначил курс на модернизацию, которая должна затронуть все сферы — от экономики до государственного управления. Модернизация, по мнению президента, невозможна без решения ключевой проблемы — борьбы с коррупцией. Были начаты реформы МВД и Вооруженных сил. Внесена правка в Конституцию, которая увеличивала срок полномочий президента с 4 до 6 лет, депутатов Госдумы — с 4 до 5 лет. 

Но неблагоприятная экономическая конъюнктура, рокировки во власти (президента и премьер-министра) существенно понизили уровень доверия к власти. К 2011 году доля россиян, недовольных политической и экономической ситуацией в стране, существенно выросла, уровень одобрения деятельности президента с 2008 по 2011 год снизился, а неодобрения — вырос в 3 раза: с 10 до 35% (диаграмма 6). Возник запрос на новую модель общественного развития. 

В 2008–2011 годах доля россиян, готовых участвовать в протестах, последовательно росла. На волне недовольства результатами очередных выборов в Госдуму (почти каждый третий (29%) считал результаты выборов недействительными, еще треть (33%) не исключали, что были незначительные подтасовки) политический кризис перешел в открытую фазу, вылившуюся в массовые акции протеста в конце 2011 года. 

Но разворачивание активных протестов достаточно быстро сменилось разочарованием в самой этой форме активности: после 2011 года доля желающих принять участие в акциях протеста в своем городе стала постепенно снижаться. В качестве основной причины называлась уверенность в бесполезности протестных митингов и демонстраций (57%). 

Протестные акции, прошедшие в 2011 году, стали индикатором появления нового уровня общественного сознания — рефлексивного, способного договариваться с властью. Прийти к такому консенсусу удалось благодаря новому курсу Путина, вернувшегося на пост президента по итогам выборов 2012 года. 

«Арабская весна» 2010–2011 годов дестабилизировала один из важнейших регионов мира и окончательно убедила Москву если не в существовании у Запада плана хаотизации и подрыва мирового порядка, то в опасности западной политики. Выборы 2011–2012 годов в России прошли в атмосфере жесткой внутриполитической конфронтации, роста оппозиционных настроений, попыток Запада предотвратить возвращение на пост президента Владимира Путина. Глубокое взаимное разочарование между Москвой и Вашингтоном, деморализация пролиберальных политических сил в России, растущая изоляция нашей страны в мире — к таким результатам привел период кризисов 2008–2013 годов (диаграмма 7).

 

Глобальная турбулентность (20142017) 

Февральский переворот 2014 года в Киеве был воспринят Москвой как новая решительная попытка Запада изолировать Россию, лишить ее контроля над Черным морем, авторитета и влияния на постсоветские режимы. Ответом на это стало присоединение Крыма и Севастополя к РФ, за которым последовало введение Западом антироссийских санкций. Следующим этапом украинского кризиса было фактическое отделение Донбасса и попытка Киева вернуть его вооруженным путем. 

Фронтальный конфликт России и Запада по украинскому вопросу создал новую парадигму внутренней и внешней политики. Если западный мир обвинил Москву и лично Путина в разрушении мирового порядка, то российское общество оценило воссоединение с Крымом как явный и очевидный признак возрождения национального величия. Подтверждением тому стал рост рейтинга одобрения президента до феноменальных уровней (82–86%), формирование общенародного «крымского консенсуса» вокруг противостояния Запада и фигуры Путина, практически полное исчезновение несистемной оппозиции с политического поля. 

Этот консенсус успешно удерживается вот уже три года, несмотря на стартовавший осенью 2014 года очередной экономический кризис. Вызванный падением мировых цен на продукты сырьевого экспорта, он был усугублен антироссийскими санкциями и привел к 40-процентной девальвации рубля. И тем не менее правящая партия с огромным 54-процентным результатом выиграла выборы в Думу 2016 года, избежав дежурных обвинений в их фальсификации. Консолидация патриотических настроений существенно помогла успехам России на международной арене, где Путин активно вмешался в сирийский конфликт, а затем стал свидетелем внутреннего кризиса в Евросоюзе и поражения команды Обама — Клинтон на выборах президента США в 2016 году (диаграмма 8).       

Возвращение Крыма и Севастополя в состав России, вызвавшее абсолютную поддержку россиян (диаграмма 9), консолидировало общество на патриотической основе вокруг президента Путина, способствовало поднятию у россиян чувства национальной гордости и достоинства. По мнению большинства, присоединение Крыма стало лишь формальным поводом для введения Западом антироссийских санкций. 

Главными преимуществами воссоединения с Крымом в глазах россиян были: бесплатное размещение Черноморского флота (36%), возвращение исторической территории (23%), возможности для отдыха на курорте (21%). Решение о присоединении Крыма было воспринято как окончательное и не подлежащее пересмотру: в 2014 и 2015 годах большинство респондентов (92 и 85% соответственно) выступали против возращения Крыма в состав Украины. 

Еще одним знаковым событием периода стала зимняя Олимпиада в Сочи. Больше половины россиян рассматривало ее не только как зрелищное спортивное шоу, но и как масштабное впечатляющее мероприятие, повысившее имидж России, укрепившее ее статус на международной арене. На фоне крымских событий и Олимпиады за несколько месяцев — с января по май 2014 года — существенно вырос рейтинг одобрения президента (с 61 до 86%). 

* * * 

Спустя 30 лет после начала демократических и либеральных реформ россияне, пусть и с большим трудом, адаптировались к новым экономическим условиям, научились жить по законам смешанной (государственно-рыночной) экономики. В условиях глобальной экономической нестабильности, изменчивости и турбулентности ярко выражен запрос на социальную поддержку государства, предоставление населению социальных гарантий и условий для повышения уровня и качества жизни. Этому запросу сопутствует потребность в национальном самоуважении, признании ведущей роли России в мире и права на собственный выбор пути развития. Пока политический режим следует в русле этого магистрального общественного ожидания и демонстрирует свою успешность в его реализации, он может рассчитывать на сильную поддержку общества. 

Публикуется с сокращениями. Полный текст: wciom.ru