Ярослав Лисоволик

Доктор экономических наук, главный экономист Евразийского банка развития (ЕАБР)

БРИКС++, или Новая глобализация

Какой механизм интеграции и глобализации нужен для устойчивого развития? Ответ: надо уйти от модели «центр — периферия» с характерными для нее дисбалансом и неравенством. Альтернативой может стать БРИКС. За счет создания сети экономических альянсов на разных континентах БРИКС имеет шанс возглавить интеграционный процесс в глобальной экономике.

Крупнейшие развивающиеся экономики выступают с новыми инициа­тивами, направленными на оживление региональной интеграции. В частности, Китай создает новые организации развития (АБИИ; Asian Infrastructure Invest­­ment Bank — AIIB), разрабатывает мегарегиональные проекты (инициатива «Один пояс и один путь»), выстраивает новые эко­номические альянсы. Но при всей активности стран БРИКС по созданию экономических союзов в разных регионах мира развитие самой этой структуры идет недостаточно энергично.

Несмотря на появление Нового банка развития БРИКС (НБР; New Development Bank — NDB BRICS) и других инициатив по расширению экономических связей между странами — членами организации, складывается ощущение, что появляются некоторые препятствия на пути их дальнейшей интеграции. Быть может, БРИКС как дискуссионный форум входящих в нее стран — неплохой формат. Но с учетом размеров и потенциала каждого члена этого образования нельзя не надеяться на усиление синергии и углубление взаимодействия между ведущими развивающимися экономиками мира.

Один из способов преодолеть ограничения в развитии института БРИКС — переместить акцент с либерализации торговли или крупномасштабной интеграции стран-участниц на расширение фундамента для интеграции и сотрудничества в развивающемся мире и создание механизма, кото­рый бы заполнил имеющийся вакуум и от­крыл новые пути для сотрудничества с партнерами на всех континентах.

Такой механизм может быть реализован с помощью инициативы Китая по созданию круга стран БРИКС+, который, по мнению министра иностранных дел Китая Ван И, представляет собой новую платформу для сотрудничества по линии Юг-Юг через диалог с другими крупными развивающимися странами или группами развивающихся стран для расширения партнерства. «Мы будем расширять круг друзей БРИКС и превратим его в самую влиятельную платформу сотрудничества по линии Юг-Юг в мире», — заявил Ван И.

Новая инициатива БРИКС+ прозвучала не только в нужное время, но и станет, возможно, первым по-настоящему глобальным предприятием развивающегося мира в процессе формирования нового, более сбалансированного экономического порядка. 

Первое, что нужно понять по поводу уни­кальности БРИКС: каждый член данного сообщества — это ведущая экономика на своем континенте или в своем субреги­оне: Россия — в Евразийском экономиче­ском союзе (ЕАЭС; Eura­sian Economic Union — EEU), Бразилия — среди стран МЕРКОСУР (Mercosur), ЮАР — в Сообществе развития Юга Африки (САДК; South African Development Community — SADC), Индия — в Ассоциации регионального сотрудничества Южной Азии (СААРК; South Asian Association for Regional Cooperation — SAARC), Китай — в Шанхайской организации сотрудничества (ШОС; Shanghai Cooperation Organisation — SCO), в рамках соглашения о свободной торговле Китай — АСЕАН, а также в перспективном Всеобъемлющем региональном экономическом партнерстве (ВРЭП; Regional Comprehensive Economic Partnership — RCEP). 

Все страны — партнеры БРИКС в этих региональных интеграционных структурах могут сформировать так называемый круг стран БРИКС+, открытых для многочисленных и гибких режимов сотрудничества (не только через либерализацию торговли) на двусторонней или региональной основе. Таким образом, вместо расширения основного костяка стран — членов БРИКС инициатива БРИКС+ ставит задачу создания новой платформы для укрепления региональных и двусторонних альянсов на разных континентах, нацеливаясь на объединение региональных интеграционных блоков, в которых экономики альянса играли бы ведущую роль. 

Соответственно, основные региональные интеграционные блоки, которые могли бы сформировать платформу БРИКС+, включают страны МЕРКОСУР, Южноафриканского таможенного союза (ЮАТС; South African Customs Union — SACU), ЕАЭС, СААРК, а также ЗСТ Китай — АСЕАН. 

В общей сложности в круг БРИКС+ входят 35 стран:

  • САДК: Ботсвана, Лесото, Намибия, ЮАР, Свазиленд;
  • СААРК (члены ЗСТ): Афганистан, Бангладеш, Бутан, Индия, Непал, Мальдивы, Пакистан, Шри-Ланка;
  • ЗСТ Китай — АСЕАН: Китай, Индонезия, Малайзия, Филиппины, Сингапур, Таиланд, Бруней, Вьетнам, Лаос, Мьянма, Камбоджа;
  • ЕАЭС: Россия, Казахстан, Белоруссия, Армения, Киргизия;
  • МЕРКОСУР (основные и перспективные члены): Бразилия, Аргентина, Парагвай, Уругвай, Боливия, Венесуэла.

Среди основных механизмов сотрудничества между странами БРИКС+ можно выделить следующие.

Это платформа для интеграции в области торговли и инвестиций. Здесь БРИКС+ может позволить себе расширить комплекс соглашений о свободной и преференциальной торговле между отдельными странами или региональными блоками. Индия, к примеру, пригласила на предыдущий саммит стран БРИКС лидеров стран Инициативы Бенгальского залива по многоотраслевой технико-экономической кооперации (БИМСТЕК; Bay of Bengal Initiative for Multi-Sectoral Technical and Economic Cooperation — BIMSTEC) — ЗСТ, заключенной между Индией, Бангладеш, Непалом, Мьянмой, Бутаном и Шри-Ланкой. Южноазиатский региональный блок в рамках БРИКС+ мог бы быть представлен БИМСТЕК, если Дели выступит с подобной инициативой.

Одним из передаточных механизмов, которые могли бы стимулировать расширение торговых и инвестиционных альянсов, могло бы стать повышение приоритета, придаваемого экономиками БРИКС+ альянсу со страной, ставшей членом одной из основных РТС (региональное торговое соглашение) внутри структуры БРИКС+.

В МВФ суммарная доля БРИКС составляет менее 15%. Если к странам — участницам блока присоединятся партнеры по БРИКС+, эта доля увеличится на 1–2 процентных пункта (в зависимости от конкретного состава или круга участников), что даст возможность странам БРИКС+ использовать блокирующий пакет при принятии Фондом ключевых решений. Страны БРИКС+ также могли бы формировать альянсы в других международных организациях, включая ВТО, дополняя переговорные позиции других альянсов на пространстве Юг-Юг в рамках G33 (коалиция развивающихся государств в ВТО) или в G20.

Открываются новые перспективы сот­рудничества между банками развития, об­разованными экономиками БРИКС, а именно Евразийским банком развития (ЕБР; Eurasian Development Bank — EDB), Банком развития Южной Африки (Deve­lop­ment Bank of South Africa — DBSA), Фондом развития СААРК (SAARC Development Fund — SDF), Фондом струк­турной конвер­генции МЕРКОСУР (ФСК; Mercosur Structu­ral Convergence Fund — FOCEM ), Банком развития Китая (БРК; China Development Bank — CDB), Фондом инвестиционного сотрудничества Китай — АСЕАН (КАФ; China-ASEAN Investment Cooperation Fund — CAF) и Новым банком развития (НБР). Внутри этой сети региональных организаций сотрудничество может быть нацелено на совместное финансирование инвестпроектов, а также инициатив/программ, направленных на достижение ключевых целей развития (человеческий капитал, экология, интеграция/сотрудничество в финансовом секторе).

Круг стран — членов БРИКС+ мог бы служить расширенной платформой для создания платежных систем и их распространения в соответствующих регионах. Что могло бы стать платформой для более широкого использования национальных валют в торговых и инвестиционных сделках, снижения зависимости экономик от доллара США и евро. Страны, образующие часть региональных блоков БРИКС+, могли бы поддерживать усилия друг друга в создании международных финансовых центров посредством торговли акциями компаний из БРИКС+. Можно было бы также усилить сотрудничество в продвижении некоторых валют стран БРИКС+ в качестве резервных валют, которые станут частью золотовалютных резервов соответствующих центральных банков.

Но даже эта расширенная версия БРИКС недостаточно всеобъемлюща, чтобы охватить все пространство Юг-Юг. Следующий шаг — формирование круга БРИКС++. 

Каждая из региональных интеграционных групп под руководством экономик БРИКС имеет собственную сеть экономических альянсов с третьими странами. Например, ЕАЭС подписал ЗСТ с Вьетнамом, а МЕРКОСУР — с Израилем. Эти страны и/или региональные блоки, заключившие соглашения с региональными блоками стран БРИКС, могут сформировать круг стран БРИКС++, который еще больше расширяет набор потенциальных альянсов для поддержки экономик стран БРИКС и их партнеров. По сути, модель БРИКС+ сродни политике «конкурентной либерализации» в развитом мире, при которой регионализм дополняется и усиливается заключением двусторонних соглашений. 

Целесообразность формата БРИКС+ отчасти проистекает из тенденций, влияющих как на БРИКС, так и на всю мировую экономику. Во-первых, в мировой экономике усиливается регионализм, что приводит к образованию региональных мегаблоков. Во-вторых, торговая политика некоторых стран — членов БРИКС все больше определяется с учетом их приоритетного проекта региональной интеграции. В случае России это ЕАЭС, для ЮАР — ЮАТС, а для Бразилии — МЕРКОСУР.

Из вышеописанной схемы становится понятно, что суть инициативы БРИКС+ состоит не в расширении самого клуба с целью включения в него крупнейших развивающихся стран, а в создании сети альянсов, которые будут представлять все крупные регионы/континенты развивающегося мира. В этом отношении парадигма БРИКС+ больше сводится к поддержанию многообразия и включению всех желающих во взаимодействие, чем к отбору крупнейших тяжеловесов для пополнения своих рядов. В силу своего присутствия во всех ключевых регионах и на всех континентах развивающегося мира БРИКС мог бы играть уникальную роль платформы для глобального экономического сотрудничества. Таким образом, концепция БРИКС+ — это прежде всего новый подход к экономической интеграции и новая технология структурирования альянсов
в общемировом масштабе.

Интеграционная платформа БРИКС+, распространяющаяся по всему миру, во многом напоминает рыночное пространство eBay, предоставляющее всем потенциальным членам сети возможность обмениваться преференциями и предоставлять льготы друг другу независимо от местоположения. В этом ее принципиальное отличие от регионализма по типу Транстихоокеанского партнерства (ТТП; Trans-Pacifi c Partnership — TPP) или Трансатлантического торгового и инвестиционного партнерства (ТТИП; Transatlantic Trade and Investment Partnership — TTIP), которые ограничены определенным регионом, пусть и масштабным по географическому охвату. БРИКС+ — это не территориальная и однополярная цивилизационная концепция,
а глобальная, многополярная и межкультурная парадигма.

Главный вопрос сегодня: какой механизм интеграции и глобализации нам нужен для устойчивого развития? Ответ: надо уйти от модели глобализации «центр — периферия» с характерными для нее дисбалансами и неравенством к децентрализованной структуре БРИКС+, где нет центра и нет периферии. Появление БРИКС дает мировой экономике уникальную возможность перезагрузить международный интеграционный процесс и сделать его по-настоящему глобальным. Надо по-иному взглянуть на интеграцию, рост и глобализацию — не так, как это было принято до сих пор. Надо переключиться со старой парадигмы «центр — периферия» на подлинно устойчивое развитие, которое в сфере интеграции должно основываться на принципах многообразия, равенства возможностей, и с вниманием отнестись к эффектам перетекания и переориентации торговых потоков.