Россия и азиатские экономики: перспектива или альтернатива? - Russian View

Александр Чудодеев

Заместитель руководителя Института актуальных международных проблем Дипломатической академии МИД РФ

Россия и азиатские экономики: перспектива или альтернатива?

Широко распространенный ныне тезис о «переориентации» России на азиатские рынки в целом и Азиатско-Тихоокеанский регион в частности вовсе не нов. Еще до украинских событий он не раз звучал на крупных российских финансовых форумах, эту тему разрабатывали отечественные экономисты и многочисленные евразийски настроенные лоббисты. Разработка, впрочем, по ряду объективных причин оставалась «на запасном пути»: накатанный за последние десятилетия западный внешнеполитический вектор серьезных сбоев не давал.

Введение экономических санкций в отношении России заставило Москву вспомнить о резервном проекте переориентации на Восток, прежде всего на Китай.

По прошествии насыщенных событиями последних двух лет можно подвести промежуточные итоги этой стратегии и попытаться ответить на вопрос: сможет ли в конечном итоге «восточный разворот» стать альтернативой экономическим отношениям России с Западом?

Альтернатива

Если подойти к этой проблеме чисто теоретически, то идея выглядит достаточно привлекательной, а в перспективе — даже выигрышной.

Взять, к примеру, товарооборот между Россией и Китаем. Уже четыре года КНР для РФ является первым торговым партнером. В 2014 году его объем достиг почти 100 млрд долларов. Россия в рейтинге торговых визави Поднебесной заняла в прошлом году 9-е место.

Дальше, впрочем, начинаются детали, в которых, как известно, и кроется суть.

По данным Федеральной таможенной службы России, в первом квартале 2015 года товарооборот между странами снизился почти на 30% по сравнению с аналогичным периодом 2014-го. А как сообщил недавно официальный представитель министерства торговли КНР, объем прямых китайских инвестиций в экономику РФ в первом полугодии сократился на 25%.

Еще одна деталь. Как отмечают некоторые экономисты, переориентация России на Восток позволяет нашей стране применять диверсификационную гибкость, которая ныне присуща любой современной экономике. К примеру, испортились отношения с Европой — продаем сырье (а наш экспорт на 80% состоит из сырья) Китаю. Испортились отношения с Китаем — продаем этот инвалютный товар Индии. И так далее.

Но такая гибкость требует в первую очередь не менее гибких логистических и инфраструктурных решений. Иными словами, Россия могла бы легко переориентировать свои торговые потоки, имея огромные портовые терминалы в Мурманске, Владивостоке, на Черном море и на Балтике.

Япония сегодня снабжается сжиженным газом на 100%. Китай возводит терминал за терминалом. Европа в этом плане тоже не отстает. Кроме того, некоторые эксперты не раз говорили, что сегодня нет ничего более дешевого, чем транспортировка сырья по морю. Ныне средний тариф морских перевозок приблизительно в 8 – 10 раз дешевле железнодорожного. Есть и другое устоявшееся мнение: лет через десять рынок сжиженного газа вытеснит газ, идущий по трубопроводам. При этом некоторые эксперты, комментируя открытие первого этапа строительства магистрального газопровода «Сила Сибири-1» в Якутии, подчеркивали, что это событие символизирует новый этап в развитии сотрудничества РФ и КНР. По их мнению, «Газпром» встал на путь диверсификации рынков сбыта, причем стратегическая ставка сделана именно на Восток. Но звучат и другие мнения: экономическая рентабельность всего этого мегапроекта ставится под сомнение. Проблема в отдаленности Иркутского и Якутского центров газодобычи от морских портов и стран-потребителей, и как следствие — высокой себестоимости газа.

Наконец, есть и чисто китайский фактор. В условиях, когда власти КНР стараются сделать главным мотором экономики развитие внутреннего рынка, а также инновационные технологии, модернизацию транспортных систем, темпы роста Китая в ближайшее время будут снижаться. На эти сектора приходится лишь 15% совокупной выручки производственной отрасли, и они не могут компенсировать замедления в традиционных отраслях.

А это значит, что потребности китайской экономики в сырье будут падать. КНР сейчас является вторым в мире после США потребителем нефти, и в последние годы рост мирового спроса обеспечивался главным образом за счет растущих потребностей Китая.

Кроме того, затягивается реализация договора по газопроводу «Сила Сибири-2» — по причине того, что в Китае снизилось потребление газа. Да и сама ситуация с добычей газа и нефти на арктическом шельфе представляется напряженной. Некоторые эксперты не исключают возможности приостановки проектов на ближайшие десять лет. Причина — введение ограничений на экспорт в Россию высокотехнологичного оборудования.

Правда, есть суждения, что мы уже подсели на иглу импорта из Китая, отчасти из Южной Кореи или, в меньшей степени, из Вьетнама. Но качество их высокотехнологичных товаров оставляет желать лучшего. Недавние аварии на российских космических кораблях, связанные, как показало расследование, в том числе и с работой некоторых китайских компонентов, лишнее тому доказательство.

 

...И перспектива

Российский восточный вектор экономического сотрудничества не закрывает дорогу другим направлениям. Делать ставку на рынок одного покупателя чревато. Существует мнение, что труба, которая будет поставлять газ в Китай (по любому из маршрутов — восточному или западному) пойдет исключительно в Поднебесную, и больше никуда. А это означает, что по вопросу цены на газ нас ждет жесточайший прессинг со стороны нашего китайского партнера. То есть может повториться аналогичная ситуация, которая произошла в этом плане с Европой. Москва рассчитывала, что миновала европейские проблемы, переориентировавшись на Восток, а там ее поджидает не менее жесткий партнер.

Существуют и другие опасения. За последние годы Европа, Япония, Южная Корея и многие другие страны построили в России десятки крупных промышленных и прочих объектов. Китайцы не воздвигли у нас ни одного.

По одной постой причине: в соответствии с китайской стратегией Россия — это поставщик сырья, а Китай — его переработчик, а значит, вся индустрия должна развиваться на его территории.

Разумеется, российская переориентация на Восток не подразумевает один лишь Китай. Стратегическим партнером Москвы стал Вьетнам, который недавно вошел в зону свободной торговли с Таможенным союзом. Все это так. Но на пусть и быстрорастущий Вьетнам приходится 0,5% от всего объема внешней торговли РФ. Структура двусторонней торговли также оставляет желать лучшего. Главным образом, Россия продает Вьетнаму сырье и вооружение, а покупает в основном достаточно устаревшую компьютерную технику. О масштабных вьетнамских инвестициях в Россию сейчас мечтать не приходится. Хотя вполне солидный вьетнамский торговый центр не так давно открылся в Москве.

Эксперты, повторюсь, подчеркивают: выход России на азиатские рынки перспективен сам по себе, но никак не в качестве быстрой альтернативы деньгам западных инвесторов. То есть подобная переориентация — дело сложное и небыстрое.

«Торопиться не надо» — именно по этому известному принципу действуют восточные чиновники и предприниматели. Развитие сотрудничества со странами АТР предполагает подписание многочисленных рамочных соглашений, заключение сопутствующих контрактов, продолжительное обсуждение ценовых параметров. Некоторые крупные российские госбанки уже дошли до этапа рамочных соглашений (ВЭБ, ВТБ, РСХБ).

Вопрос в том, готовы ли азиатские инвесторы кредитовать в рабочем порядке более широкий круг российских заемщиков, сделки с которыми не мотивированы политической конъюнктурой. Возможно, какие-то подвижки в этом плане произойдут в ближайшее время, однако о масштабном кредитовании азиатскими деньгами пока говорить не приходится.

Вероятно, эту сложную задачу сможет решить недавно созданный Азиатский банк инфраструктурных инвестиций (АБИИ). Это новый игрок на мировом финансовом рынке, созданный в основном на китайские деньги и обосновавшийся в Шанхае. Заявку на вхождение в состав учредителей подали 52 страны. На данный момент 31 страна уже получила согласие китайской стороны. Россия входит в состав тех стран, которые уже вошли в состав учредителей. Станет ли АБИИ альтернативой МВФ или Всемирному банку? Это вопрос, который заботит США. Но призывы Вашингтона не вступать в ряды учредителей АБИИ не только не снизили поток желающих, а, наоборот, увеличили его.

Впрочем, какие реальные перспективы у нового банка, мы увидим уже очень скоро. Но российским бизнесменам и финансистам не стоит забывать, что китайцы — это далеко не идеальный партнер для ведения общего бизнеса. Да, Китай, в отличие от Америки, не вмешивается во внутренние дела других стран, но зато достаточно жестко ведет переговоры с теми, кто не поддерживает их видение ситуации.

Стоит также заметить, что азиатский рынок капитала в последнее время постепенно открывается навстречу европейским и американским инвесторам — тем самым, без которых пытаются обойтись российские эмитенты. Так, в октябре прошлого года китайские биржи впервые допустили пул западных банков к торгам золотом на спот-рынке. Кроме того, многие азиатские инвесторы предпочитают покупать долговые инструменты, номинированные в долларах США, а не в юанях или сингапурских долларах.

Выходит, что российские рынки капитала пытаются уйти от Запада на Восток, а сам Восток идет на Запад.

Еще одну деталь необходимо иметь в виду.

Лишь на первый взгляд этот обширный регион кажется тихим и спокойным. Но реально он может взорваться в любую минуту, поскольку многие конфликты там так и не решены. Достаточно перечислить некоторые из них: это продолжающееся десятилетия состояние войны между двумя Кореями, спор Китая и Японии за принадлежность крошечных островов Дяоюйдао (по-японски — Сенкаку), неурегулированность отношений между Россией и Японией. При таком геополитическом наборе потенциальные риски не учитывать нельзя.

Другое дело, что когда сторонники переориентации подкрепляют свою точку зрения известным тезисом о том, что «не стоит все яйца класть в одну корзину», то с такой постановкой вопроса нельзя не согласиться.

Но лучше и вовсе никуда не переориентироваться. Та же Саудовская Аравия, к примеру, ни в чью сторону не разворачивается: ни на Запад, ни на Восток. Просто, когда к ее берегам приплывает очередной танкер, его загружают нефтью. А в какую сторону он поплывет дальше, Эр-Рияду, по большому счету, все равно. Рациональный подход.