Нефть:
пики и падения

За период с 2000 года «медвежьих» нефтяных циклов было не менее четырнадцати. Но всякий раз — по крайней мере, до продолжающегося падения 2014 года — цена нефти восстанавливалась.

2001
Пик цены — 32,2 доллара за баррель (19 января 2001 года)
Цена «на дне» — 17,5 долларов
(15 ноября 2001 года)
Снижение спровоцировал лопнувший весной 2000 года «пузырь доткомов» — стремительно дорожавших интернет-компаний.

2006
Пик цены — 77 долларов за баррель (14 июля 2006 года)
Цена «на дне» — 50,5 долларов
(18 января 2007 года)
Причины падения: беспокойство инвесторов в связи с очередным конфликтом на Ближнем Востоке (вторая ливийская война), испытания баллистических ракет КНДР и первая резолюция ООН против ядерной программы Ирана. Политические факторы наложились на избыточное предложение нефти на рынке. Осенью 2006 года решение ОПЕК временно сократить добычу позволило несколько сбалансировать цены, в полной мере восстановление началось с января 2007-го.

2008
Пик цены — 145,3 доллара за баррель (3 июля 2008 года)
Цена «на дне» — 33,9 долларов
(19 декабря 2008 года)
За I полугодие 2008 года нефть подорожала более чем на 50%. В июле около двух недель котировки балансировали в районе отметки 140 – 145 долларов за баррель. Причину пика цен экономисты объяснить не могут: мировой кризис уже был у дверей. Есть версия, что виной всему биржевые спекулянты. Первое в году падение ниже 80 долларов произошло 10 октября. Обвал продолжался до конца года, после чего около месяца котировки балансировали в районе 30 – 35 долларов за баррель. В январе 2009 года нефть несколько подросла на фоне конфликта в секторе Газа, ознаменовав этим начало восстановления после острой фазы кризиса.

2011
Пик цены — 113,93 доллара за баррель (29 апреля 2011 года)
Цена «на дне» — 75,67 доллара
(4 октября 2011 года)
Причина падения: осторожность инвесторов в связи с опасением повторения глобальной рецессии: нестабильная экономическая ситуация в Европе, ожидание дефолта в Греции, а также угроза спада в США. Кроме того, рынки ждали возобновления поставок ливийской нефти. Дополнительное давление на нефтяные котировки оказывал рост доллара к основным резервным валютам.

2014
Пик цены — 114 долларов за баррель (16 июня 2014 года)
Цена «на дне» — без комментариев
На рынках наблюдалась разнонаправленная динамика: рост предложения и падение спроса. Цены, две недели колебавшиеся около уровня невозврата в 100 долларов за баррель, просели в октябре до 84 долларов, а в начале 2015-го — ниже 50. Некоторые эксперты называют главным возмутителем спокойствия США: наращивание добычи сланцевой нефти (8,7 млн баррелей к сентябрю) и прогнозы на 2015 год — 9,6 млн. При таких темпах по добыче США могли вплотную приблизиться к глобальному лидеру — Саудовской Аравии. Плюс пессимистические прогнозы по спросу энергоносителей в мире. Словом, странам ОПЕК было о чем задуматься...

Игры в черное золото

Краткий курс истории ОПЕК: от взлета 1970-х до взлета 2010-х

Утро 21 декабря 1975 года в Вене выдалось морозным. Полицейский без досмотра пропустил в здание штаб-квартиры ОПЕК легко одетых молодых людей со спортивными сумками. Как выяснилось через несколько минут, ручная кладь была доверху набита оружием и взрывчаткой. Все шло по плану. Шестеро боевиков во главе с Ильичем Санчесом, он же Карлос Шакал, должны были взять в заложники министров стран ОПЕК, угнать самолет и в ходе пропагандистского турне заставить пленников перед публикой читать манифест в поддержку палестинцев.

Снятый на основе этих событий блокбастер «Двойник» Кристиана Дюгея, автора «Коко Шанель» и «Малышки на миллион», появится через двадцать лет. Реальные убитые и раненые, более 50 заложников, среди которых десять министров, в том числе саудовский шейх Ахмад Ямани, заочно приговоренный Карлосом к смертной казни, — все это останется в 1975-м. Манифестов тогда никто не читал — министров освободили за крупный выкуп. Но событие не сходило с первых полос газет и телеэкранов. О нем говорили везде: от африканской глубинки до высоких коридоров власти ведущих держав, улавливая каждый нюанс в заявлениях представителей картеля. Потому что не было на тот момент более мощного глобального центра влияния, чем ОПЕК.

Нефть — кровь экономики, финансы — ее нервная система, главный раздражитель которой — опять же нефть. В 1975 году экономика вверглась в самый разрушительный после Второй мировой войны экономический кризис. Эксперты объясняли это резким скачком нефтяных цен: миром правил ОПЕК, контролировавший 51% черного золота планеты.

Еще в 1973 году ОПЕК снизила объемы добычи, к тому же арабские страны объявили нефтяное эмбарго государствам, поддержавшим Израиль в войне с Египтом. В октябре цена барреля поднялась на 67%, а в 1974-м за бочку давали уже целых 12 долларов, и это был далеко не предел. Осень 1975-го выдалась особенно горячей.

В ноябре, за месяц до венских событий, по инициативе президента Франции Валери Жискар д`Эстена в замке Рамбуйе под Парижем собрались главы шести стран, экономики которых под давлением кризиса буквально трещали по швам: США (промпроизводство сократилось на 13%), Японии (падение на 20%), ФРГ (22%), Великобритании (10%), Италии (14%) и Франции (13%). На встрече была принята декларация с призывом о неприменении агрессии в торговле. Вот так благодаря ОПЕК появился проект мирового правительства — «большая шестерка». В 1976 году с присоединением Канады G6 обрела формат G7 — «группы семи» развитых стран. Энергетическая безопасность, главным образом нефть, оставалась основной темой ее повестки дня на долгие годы.

В истории ОПЕК переплелись кризисы и войны, экономические взлеты и обвальные падения. Одно из них — в середине 80-х — стало катализатором краха советской экономики и скорого развала СССР.

В середине июля 2008 года — исторический максимум! — нефть шла по 147 долларов за баррель. Современный нефтяной рынок оперирует другими величинами, нежели в конце XX века. Постоянной остается только ОПЕК, от решений которой все так же зависит судьба мировой экономики.

 

Семь сестер, пять братьев и СССР

Организация стран — экспортеров нефти появилась в сентябре 1960 года по инициативе пятерки развивающихся нефтедобывающих стран: Ирана, Ирака, Кувейта, Саудовской Аравии и Венесуэлы.

60-е годы — романтический период в истории третьего мира: деколонизация, становление новых независимых государств в Африке, на Ближнем Востоке. Развитие молодых экономик требовало все больше энергоресурсов, а главное — большей энергетической самостоятельности.

Между тем мировой рынок нефти контролировали «семь сестер» — так с легкой руки Энрико Матеи, тогдашнего главы итальянской нефтяной компании ENI, называли семерку крупнейших транснацио­нальных производителей: Exxon, Royal Dutch Shell, Texaco, Chevron, Mobil, Gulf Oil и British Petroleum. Собственно, ОПЕК и была учреждена после того, как «сестры» в одностороннем порядке снизили закупочные цены на нефть, исходя из которых они выплачивали налоги и ренту за право разработки природных ресурсов нефтедобывающим странам.

Предложение на рынке было избыточным. ОПЕК ставила цель предотвратить падение цен.

Поначалу брали не столько умением,сколько числом. В течение 1960-х годов к пятерке ОПЕК добавилось еще пять «братьев»: Катар (1961), Индонезия (1962), Ливия (1962), ОАЭ (1967), Алжир (1969). С такими силами можно было всерьез задуматься о долгосрочной стратегии. В 1968 году картель принял декларацию «О нефтяной политике стран — членов ОПЕК», в которой подчеркивалось неотъемлемое право всех стран на осуществление постоянного суверенитета над своими природными ресурсами. По существу над ними устанавливался национальный контроль. Примеру ОПЕК следовали другие развивающиеся государства: западных производителей попросту выдавливали с рынка.

Экономическая история XX века сделала свой самый крутой вираж. В 70-е годы ОПЕК становится фактически единственным центром силы на мировом рынке нефти: цены на черное золото теперь диктовала она. Причем при почти полном отсутствии конкуренции.

К восхождению СССР как нефтяной державы в картеле относились спокойно. Развитие ОПЕК и Москвы шли как бы параллельно, а интересы — повышение ценна нефть и соперничество со странами Запада — у них полностью совпадали. Достаточно сопоставить хронику событий, чтобы понять: политика ОПЕК до определенного времени объективно способствовала экономическому росту советской экономики.

1964 год — в строй введен крупнейший в то время нефтепровод «Дружба», позволявший поставлять советскую нефть в страны Восточной Европы. 1965 год — в России открыто месторождение Самотлор, входящее в число крупнейших в мире.

В 1967-м начинается шестидневная война между Израилем и коалицией арабских государств, вызвавшая рост мировых цен примерно на 20%. В 1971 году Ливия, Сау­довская Аравия, Алжир и Ирак заключают первое международное соглашение о согласованном повышении цен. Они тут же взлетают с 2,55 до 3,45 доллара за баррель. Нефтяное эмбарго 1973 года взвинтило их настолько, что стоимость бензина в США — главного идеологического противника арабских стран и СССР — выросла в 4 раза. Цены на топливо, правда, подогрели свои — те самые «семь сестер», пытавшихся отыграть понесенные потери. Но это уже детали.

1974 год — введен в эксплуатацию нефтепровод «Дружба-2», вдвое увеличивший возможности экспорта нефти из СССР. В 1974 – 1975 годах страны Запада переживают тяжелый экономический кризис. СССР получает огромные доходы от нефтеэкспорта.

Всего в 70 – 80-е годы СССР заработал более 250 млрд нефтедолларов.

На «западном фронте» появлялись слабые ростки сопротивления. В 1975 году Конгресс США принял решение создать стратегический нефтяной запас в 700 млн баррелей, чтобы снизить зависимость от экспорта. ОПЕК этого будто не замечает. В 1978 году на ее долю приходилось уже 54,3% добычи и 80% экспорта. В состав организации влились Нигерия, Эквадор, Габон (в середине 90-х вышел из картеля) и Ангола.

Исламская революция в Иране (нефтянка полностью национализирована), приход к власти Саддама Хусейна, нападение Ирака на Иран приводят к новому скачку цен с 13 до 34 долларов за баррель. Для закрепления успеха в 1981 году ОПЕК снижает объемы производства примерно на четверть по сравнению с 1978-м. Цены удваиваются.

Но тревожный звонок уже прозвенел. Уроки жесткой политики нефтеэкспортеров не прошли даром для потребителей-импортеров. Наряду с появлением новых энерго­сберегающих технологий повысилось внимание к освоению собственных природных ресурсов. Разработка нефтяных запасов в Северном море (британском и норвежском секторах) увеличило долю западных стран в мировой добыче с 0,7% в 1970-м до 9% в 2000-м. Поднялась нефтепромышленность Канады, Мексики и США. Оживилась нефтедобыча в Индии и Китае. Спрос на рынке уже не превышал предложение.

Точки над «i» расставила история. Вторжение СССР в Афганистан в 1979 году, воспринятое государствами Персидского залива как потенциальная угроза, стало решающим фактором радикального изменения их отношения к США. Нефте­экспортерам теперь нужна была поддержка Вашингтона, а Вашингтону — низкие цены на нефть. В 1982 году картель впервые устанавливает квоты на добычу. Цены пошли вниз. От этого удара советская экономика оправиться уже не смогла.

«Контрольный выстрел» прозвучал 13 сентября 1985 года, в день теперь уже исторического выступления министра нефти Саудовской Аравии Ахмада Ямани (того самого, из заложников Карлоса Шакала, захваченных в штаб-квартире ОПЕК). Слов было произнесено немного: Саудовская Аравия прекращает политику сдерживания добычи и начинает восстанавливать свою долю на рынке. Последствия оказались оглушительными. В течение полугода добыча выросла в 3,5 раза. Цены рухнули. В 1986 году они достигли минимума в 10 долларов. В 1991 году СССР исчез с карты мира.

В истории ОПЕК, ее западных «сестер» и Москвы началась новая эпоха.

 

Доля дороже цены

Жертвой пал не только СССР: снизиласьи доля стран ОПЕК в мировом производ­стве, общая выручка от продажи нефти упала на треть, что вызвало серьезные проблемы для многих стран, входящих в организацию. К решению проблемы в картеле подошли по-научному — введением инновационной модели ценообразования на основе корзины ОПЕК. А главное — с намерением вести согласованную политику по квотированию добычи. Установился диалог с неопековскими странами. Нефтяной рынок заметно консолидировался. В 1998 году Россия получила в ОПЕК статус наблюдателя (наряду с Мексикой, Египтом, Анголой и Оманом).

Новая стратегия на первом этапе принесла свои плоды: цены на некоторое время стабилизировались. Но опековские инновации не выдержали натиска со стороны рыночной стихии и биржевых спекуляций. В середине 2008 года цены взлетели до рекордных уровней, после чего резко упали. Глобальная экономика переживала финансовый кризис и новое падение спроса на энергоносители.

Теперь страны — члены ОПЕК контролируют около 2/3 мировых запасов нефти. На их долю приходится 40% от всемирной добычи и половина мирового экспорта нефти. Министры энергетики и нефти государств картеля дважды в год проводят встречи для оценки рынка и прогноза его развития. Но рынок начал жить по своим собственным, не поддающимся прежней стратегии ОПЕК законам. Особенно заметно это стало в начале 2010-х годов. Случилось то, чего в руководстве картеля опасались больше всего: у нефтяных «братьев» началось расхождение интересов — слишком уж пестрой оказалась эта семья.

Саудовская Аравия и другие страны Аравийского полуострова избалованы крупными инвестициями и сохраняют тесные отношения с «семью сестрами» — крупнейшими западными нефтяными корпорациями. Высокие цены на нефть их интересуют меньше. А, к примеру, энергично развивающейся многонаселенной Нигерии они как раз нужны. Как и Венесуэле. Согласованные решения принимать становится все сложнее. К тому же картель впервые за свою историю столкнулся с реальной конкуренцией на рынке, контроль над которым уплывает у него из рук.

«Добыча в странах, не являющихся членами ОПЕК, таких как Россия и США, увеличивается, а вот спрос снижается — из-за слабых экономических показателей в Европе»,— пишет The Guardian. Раньше можно было бы просто перекрыть вентиль, чтобы сократить добычу и установить порог цен. А теперь простых решений быть не может: отключение насосов для перекачки сырой нефти означало бы потерю доли на нефтяном рынке.

Доля на рынке важнее и дороже цены — в этом, собственно, и состоит новая стратегия ОПЕК. Впрочем, такая ли уж она новая: вспомним упомянутую выше речь саудовского министра Ямани, произнесенную в 1985 году. Так или иначе, стратегия, а проще говоря, игра на понижение устраивает ОПЕК. Точнее, многих ее членов. И конкурентам — России и США — придется туго. Вне зависимости от того, в кого именно метили в картеле — в американскую сланцевую нефть, в российскую или, как еще домысливают эксперты, в иранскую.

Россия при снижении цен на один доллар теряет 2,1 млрд бюджетных доходов в годовом исчислении. Чтобы создать проблемы для нефтяных компаний США, нужно, чтобы цена несколько кварталов держалась на отметке 60 – 70 долларов, считают некоторые эксперты. Сами американцы уверяют, что себестоимость добычи в Северной Дакоте и Техасе — 30 – 40 долларов за баррель. Учитывая газоконденсат и этанол, общее производство в США сейчас составляет 14,3 млн баррелей в день — больше, чем в России и Саудовской Аравии.

Стоит ли свеч для самой ОПЕК такая игра? По оценке BNP Paribas, если цены в наступившем году сохранятся на уровне 70 долларов, экспортная выручка стран ОПЕК сократится на 316 млрд долларов по сравнению с доходами при средней трехлетней цене в 105 долларов за баррель.

Есть и другой сюжет. В 2012 году, на пике нефтяных цен, вложения ОПЕК в американские гособлигации и корпоративные ценные бумаги достигали полутриллиона долларов. В 2015 году, по расчетам экспертов, при средних ценах даже в 78 долларов за баррель этот показатель не превысит 100 млрд: бумаги стремительно падают.

Что думают на сей счет в ОПЕК? Некоторые ропщут. Министр энергетики Алжира Юсефа Юсфи предлагает провести чрезвычайную сессию до июня 2015 года и пересмотреть ноябрьские решения, «вызвавшие вой­ну цен». Министр иностранных дел Венесуэлы Рафаэль Рамирес настаивает, что приемлемая цена — это 100 долларов за баррель.

Так или иначе, ближайшая ценовая перспектива не просматривается ни в ОПЕК, ни за ее пределами. Зато долгосрочная — как на ладони.

Появившийся в конце 2014-го ежегодный доклад ОПЕК преисполнен оптимизма. Стоимость барреля нефтяной корзины к 2025 году достигнет 124 долларов за баррель, а к 2040-му — 177. По прогнозам картеля, мировое потребление нефти к 2040 году возрастет на 21 млн баррелей в сутки (почти на 23%) по сравнению с 2013 годом. При этом особенно заметен будет рост спроса в Индии и Китае. На Азию в целом придется 71% от общего потребления нефти всех развивающихся стран мира. Импорт углеводорода в страны АТР к 2040 году вырастет почти до 30 млн баррелей в сутки.

При этом основными поставщиками в эти станы будут Ближний Восток, Россия и государства прикаспийского региона. Учитывая рост трубопроводных мощностей в России и странах каспийского региона, их экспорт сырой нефти в АТР, по прогнозу ОПЕК, к 2040 году утроится!

И о главном. По оценкам ОПЕК, к 2035 году нефть перестанет быть основным энергетическим ресурсом. В жилах мировой экономики наконец-то потечет другая кровь.

Наталья Калашникова